kolosovskiy_s (kolosovskiy_s) wrote,
kolosovskiy_s
kolosovskiy_s

Categories:

Карманные удмуртские адвокаты

Меня регулярно приглашают во всякие адвокатские демократические группы по борьбе за все хорошее против всех плохих. И я всегда уклоняюсь. Ибо жизненный опыт показывает, что под личиной борца за светлое будущее чаще всего скрывается в лучшем случае Манилов, в худшем – товарищ, желающий убить дракона, чтобы занять его место.
Наглядный пример – Дмитрий Николаевич Талантов. Борется за демократию и светлое будущее адвокатуры. А в это время адвокатская палата Удмуртской республики поощряет сотрудничество своих адвокатов с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, что, в моем понимании, с адвокатской деятельностью в принципе несовместимо. А президент АП Удмуртии Д.Н.Талантов смотрит на это сквозь пальцы – ибо всецело поглощен борьбой с ФПА. А тогда ради чего ведется эта борьба? Чтобы все российские адвокаты точно так же легли под ОБЭП?
Естественно, подобные вещи нельзя говорить голословно. Поэтому вот вам конкретика. Задерживают в конце прошлого года в Ижевске сотрудники УЭБиПК Удмуртской республики, начальник 7 отдела Смирнов и зам. начальника 6 отдела Чайников представителя коммерческой организации. И очень сильно убеждают дать показания о даче взятки муниципальному служащему. Так сильно убеждают, что даже елозят лицом по асфальту, вытащив из машины. Однако коммерсант не сдается, и его отпускают. На следующий день обращается к нам, мы первым делом получаем по адвокатскому запросу видео этого задержания с кувырканием, подаем заявление по 286 – делаем рутинную адвокатскую работу.
А полиция в это время не сдается, идет на принцип и задерживает уже того самого муниципального служащего. В течение нескольких часов его запугивает и убеждает сознаться в том, чего он не делал, полицейский Чайников – плохой полицейский. А потом вдруг входит Смирнов, который с задержанным шапочно знаком – ибо Ижевск город небольшой. И, опираясь на это шапочное знакомство, объясняет, что он будет хороший полицейский. И в качестве такового, при отсутствии каких-либо доказательств, убеждает человека признаться в получении взятки. При этом сумму обязательно нужно указать 30 т.р. – ну, вы понимаете, чтобы была вторая часть. И тут на сцену выходят удмуртские адвокаты. Вернее, их выводят за руку сотрудники ОБЭП.
Смирнов объясняет задержанному, что, для того, чтобы с ним не случилось беды, все нужно оформить прямо сегодня ночью. А адвоката он, Смирнов, даст ему самого лучшего.
В 23 часа в следственный отдел приезжает адвокат П., которого Смирнов представляет задержанному как своего. Заставляет подписать соглашение и отдать пять тысяч – ибо даже карманный труд должен быть оплачен, верно?
В присутствии адвоката П. проводят три допроса, в перерывах адвокат вместе со Смирновым и следователем ругают задержанного, когда тот отказывается что-то подтверждать, и корректируют его показания. Идиотизм и расслабленность ситуации в том, что допрос фиксируется на видео, и даже по этой видеозаписи видно – сначала одни показания, потом перерыв – и другие показания. И все это – в присутствии адвоката.
Потом полицейские едут обыскивать квартиру задержанного, но адвокат туда не едет – ибо, как он пояснил «доверителю», об этом он с полицейскими не договаривался. Обыск, как мы понимаем, оформляется осмотром с согласия владельца квартиры.
Задержанному дают два часа поспать, после чего он вновь приходит в следственный отдел. Там его снова встречает Смирнов, и говорит, что дает ему еще более сильного адвоката – К. Полицейский дает адвоката! Тут же под руководством полицейского Смирнова адвокат К. предлагает будущему доверителю подписать соглашение на приличную для Удмуртии сумму.
Потом в течение месяца адвокат убеждает доверителя ни в коем случае не менять показания и не строить никакую защиту. При этом адвокат обещает доверителю, что через неделю дело уйдет в суд, там ему дадут судебный штраф, и никто ни о чем не узнает. Судебный штраф по тяжкому обвинению, заметьте, обещает очень хороший адвокат, рекомендованный начальником 7 отдела УЭБиПК МВД УР.
А дело на самом деле буксует, потому что, кроме этих показаний с полицейскими адвокатами, в нем ничего нет, и предполагаемый взяткодатель активно обжалует свое незаконное задержание. В конце концов обвиняемый тоже не выдерживает и срывается с полицейско-адвокатского крючка. И все вышеизложенное тайное становится явным.
Очевидно, что адвокаты П. и К. в данной ситуации сотрудничали с органами, осуществляющими ОРД. Я не могу доказать, что адвокат К. передавал оперативным работникам содержание конфиденциальных бесед с доверителем, но уверен, что он это делал. Но то, что они совместно с оперработниками участвовали в ОРМ, которое называется очень общим словом «опрос» - непреложный факт. Хотя руководство Адвокатской палаты Удмуртии считает иначе. Ну ладно, может быть, в Удмуртии другое представление об ОРД и об опросе.
Но то, что адвокаты были привлечены к участию в деле оперработниками с нарушением ч. 3 ст. 50 УПК – это же очевидно?
Хорошо, допустим, для АП Удмуртии и это не очевидно – но нарушение п. 6 ч. 1 ст. 9 КПЭА, в соответствии с которым адвокат не вправе для заключения соглашения использовать личные связи с работниками правоохранительных органов, в любом случае налицо и никуда от него не деться?
И тут мы переходим ко второй части – рассказу о том, как АП Удмуртии во главе с президентом ложится под правоохранительные органы.
Для того, чтобы это дело умерло окончательно, не хватало последней капли – решения Совета АП Удмуртии о том, что адвокаты действовали с нарушением КПЭА, т.е федерального закона (надеюсь, связь КПЭА с законом раскрывать не нужно?). Такое решение с учетом ч. 2 ст. 50 Конституции аннулирует признательные протоколы, и в деле не останется ничего. Однако обратиться с жалобой на адвокатов П. и К. в интересах доверителя не решился ни один удмуртский адвокат. В кулуарах мне пояснили, что Дмитрий Николаевич Талантов на людях и в Пражском клубе – один, а внутри палаты – совсем другой, и так у них не принято. Тем более, что папа адвоката К. – член совета палаты, то есть лицо приближенное.
Тогда я отбросил реверансы и обратился с жалобой от своего имени. И тут начались странности. Сначала Дмитрий Николаевич в течение двух месяцев динамил возбуждение дисциплинарного производства. Два месяца против 10 дней, предусмотренных КПЭА - это само по себе странно для юриста, профессионала и борца за порядок во всем мире. Потом квалификационная комиссия признала мою жалобу ненадлежащим поводом – потому что я не представляю того служащего, которого подставили адвокаты, и поэтому не надо п. 1 ч. 1 ст. 20 КПЭА воспринимать так буквально.
Я пытался объяснить, что меня как адвоката возмущает ситуация, когда коллеги откровенно прогибаются под полицию. Приводил пример, что, если адвокат приносит в процесс ночной горшок и начинает разбрасывать его содержимое на участников судопроизводства, согласие доверителя адвоката на возбуждение дисциплинарного производства явно будет излишним. Пытался объяснить, что к моей жалобе приложено объяснение бывшего доверителя адвокатов П. и К., из которого следует, что он считает свои права нарушенными. Удмуртская комиссия меня не услышала. И, полагаю, не потому, что там сидят глупые люди, а потому, что в Удмуртии сотрудничество с органами, осуществляющими ОРД – норма. Иначе вице-президент, возглавлявший эту комиссию, сам возбудил бы дисциплинарное производство, если в моей жалобе комиссия усмотрела формальные изъяны (которых там нет).
Правда, 30 мая совет АП Удмуртии отменил решение квалкомиссии и направил жалобу на новое рассмотрение. Но тут, я думаю, главную роль сыграло то, что после решения квалификационной комиссии доверитель полицейских адвокатов сам подал жалобу, аналогичную моей, поэтому вопрос рассматривать все равно придется. Примечательно, что решение квалкомиссии совет АП отменил не единогласно. То есть даже в этой ситуации там были люди, считавшие, что мою жалобу нужно гасить, а с новой жалобой обманутого удмуртскими адвокатами доверителя отдельно что-то придумывать.
При этом за 4 месяца меня так и не познакомили с материалами дисциплинарного производства. В этом мне отказала и комиссия, и совет. Думаю, в объяснениях адвокатов П. и К. содержатся некие запредельные глупости, которые сейчас лихорадочно исправляются. А мне очень интересно, как адвокат П. объяснил свое появление в 23 часа ночи в Устиновском следственном отделе г. Ижевска.
Самое интересное, что адвокаты П. и К. не понесут никакой ответственности за сотрудничество с полицией в деле изобличения своего доверителя в том, чего он не совершал. Благодаря неторопливым действиям господина Талантова и членов органов управления Удмуртской палаты сегодня исполняется уже пять месяцев, как я подал жалобу, то есть ровно через месяц истекает шестимесячный срок давности привлечения к дисциплинарной ответственности. В том, что за этот месяц квалификационная комиссия и совет адвокатской палаты не рассмотрят дисциплинарное производство, никто, я думаю, не сомневается.
Таким образом, можно утверждать, что руководители адвокатской палаты Удмуртии при непосредственном участии президента палаты – Д.Н.Талантова, признали нормальным предательство своими адвокатами доверителя и работу на благо УЭП и ПК вопреки интересам лица, хоть и под принуждением, но подписавшего с ними соглашение.
Справедливости ради, нужно отметить, что Д.Н.Талантова не было ни на квалификационной комиссии, ни на Совете палаты. 31 мая он в Ижевске принимал какую-то очередную демократическую резолюцию, а вот 30 мая вечером на заседание Совета палаты прийти не смог.
Но, если президент палаты субъекта Федерации не контролирует подобные процессы внутри палаты, как он может пытаться решать проблемы всей российской адвокатуры?
Вывод из всего сказанного простой. Главная задача адвоката, работающего в уголовных делах – защита доверителей. Главное задача адвокатской палаты и органов ее управления – обеспечить оптимальные условия для такой защиты. Если руководители палаты берутся разъяснять всей стране, как правильно жить, возглавляемая ими палата должна быть безупречна. Иначе это как-то глупо выглядит, не правда ли?

P.S. Есть среди условных демократов хорошие адвокаты. Это те люди, которые имеют по несколько оправдательных приговоров, прецедентных решений ЕСПЧ, и других судебных актов, которыми можно гордиться. И я уверен, что они согласятся с моим отношением и к карманным адвокатам вообще, и к описанной ситуации в частности. Но есть в этом демократическом движении и явные конъюнктурщики, буквально вчера поливавшие первых грязью, а сегодня, вероятно, не получив ожидаемых преференций с одной стороны, переметнувшиеся на другую – и заявляющие, кстати, что отсутствие оправдательных приговоров не делает их хуже.
Так что, прежде чем за кем-то из демократических адвокатов идти, я смотрю в корень – а какой он адвокат, и что он реального сделал для адвокатуры?
Subscribe

  • (no subject)

    Суд рассматривает ходатайство следователя о продлении срока содержания под стражей. В ходатайстве, как обычно, общие фразы про обстоятельства не…

  • (no subject)

    Однажды следователь прислал заведующему АК 22 ходатайство с просьбой назначить вместо Зорина другого защитника. Заведующий вынес постановление об…

  • Pasta Point

    Когда выбирали этот отель, ориентировались, в том числе, на историю о том, что какой-то великий серфер увидел местный берег, и понял, что здесь…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments