kolosovskiy_s (kolosovskiy_s) wrote,
kolosovskiy_s
kolosovskiy_s

Categories:

Два первых убийства

Что-то по поводу предстоящего юбилея вспомнилось – уголовному розыску сто лет, как никак.
Регулярно приходится объяснять молодежи, что в нашей работе нужно всегда использовать логику и при этом полагаться на интуицию. Только сочетание анализа и экспромта позволяет эффективно раскрывать самые запутанные ситуации. И в этой связи всегда вспоминаю два своих первых убийства. Почему сразу два – я не помню, которое из них было раньше. И да, по сравнению с тем, что было потом, они кажутся простенькими. Одно – вообще почти очевидное, но именно в них наглядно сложилось все то, чем пользуюсь уже 30 лет.
Летом после второго курса юридического института, когда меня первый раз приняли на зарплату на временную летнюю работу в уголовный розыск – в советские годы и такие чудеса допускались, - нам выставили дополнительный график воскресных дежурств – сидеть дома в усилении на случай, если чего.
А, когда хочется приключений, они непременно случаются. За мной заехал тогдашний наставник Серега, сказал, что у нас труп на Проезжей, и мы поехали его раскрывать.
Частный дом. Труп во дворе. В спине – кованая скоба, которой в деревянных домах скрепляют бревна. В доме – следы пьянки, но дома только бабка – хозяйка. Ничего вообще не говорит. Соседи – такие же алкаши, тоже в принципе ничего не говорят, но один проболтался, что у бабки есть сын. Опять к бабке – не может внятно сказать, когда последний раз видела сына, но говорит, что давно. Для первичного вывода достаточно. Соседи говорят, что живет где-то в бараке на Донбасской. Взяли фото, рванули на Уралмаш.
Пьяные двухэтажные бараки. Заходим в барак. Коридорная система. Все комнаты открыты, все бухают – воскресенье. Бродим по комнатам. Спрашиваем Сашку. Изображаем своих в доску. Получается, как я сейчас понимаю, плохо – у Сереги на лице следы Кандагара, у меня – два курса юридического института. В одной из комнат говорят, что видели Саню в соседнем бараке.
Идем в соседний барак. Самый шум – на втором этаже. Заходим – дым коромыслом, пьяные рожи. Пытаемся говорить за Сашку. Получается плохо, толпа пьяная, но какой-то разговор идет. Да, вроде Сашка здесь был, но неделю назад. А сейчас его нужно искать на Эльмаше…
И тут у меня как будто в голове зажигается лампочка.
- Сейчас приду, - говорю Сереге, и бегом во двор. Двор пустой, и по нему от того барака, который мы прошли первым, к улице с трамваями идет мужик. На фото вроде похож, но старая фотография три на четыре – не самый информативный портрет. Если кто думает, что в таких ситуациях легко принимать решение – пусть попробует сам. У меня лично была паника – а вдруг не тот, а вдруг тот, но не удержу. Конец 80-х, о том, что при задержании можно сначала нокаутировать, потом устанавливать личность, мы еще не знали, а бороться я не умею, и вообще в милиции еще на птичьих правах. А мужик уходит. Спросить не у кого. Вызвать по рации вертолеты с группой захвата не могу – и повод не тот – бытовое убийство, да и рации с группой захвата еще не придумали. Что меня вынесло во двор – вообще непонятно.
Решаюсь, догоняю.
- Здорово, Саня, - протягиваю руку.
- Здорово – на автомате протягивает в ответ.
Выдохнул в душе – опознание прошло, - айкидошным вывертом вытягиваю руку вверх и тащу к машине.
На мужика тоже внезапность произвела впечатление – уже в машине рассказал, с кем пил, как убил и кто это видел.
Это было про интуицию – стоим, разговариваем, и вдруг в голове щелкает – надо бежать. Значит, действительно надо бежать. Говорят, интуиция – результат подсознательного анализа обстановки. Возможно и так. Подсознание отметило странность поведения обитателей первого барака, непонятное дружелюбие во втором. Сейчас, 30 лет назад, мне кажется, что кто-то настороженно косился в окно, но это может быть ложная память. Как и настороженная походка мужика во дворе. Как бы то ни было, вывод один – если внутренний голос говорит – бежать и хватать – надо действительно сначала бежать и хватать, а потом уже думать, кого это мы похватали.

Второе убийство – это уже про логику.
В моем доме случилась квартирная кража. А, поскольку я в этом доме родился, соседи, естественно, пришли ко мне – ты же теперь милиционер, вот и раскрой. Кража, в принципе, очевидная – некто Ушенин, придя из армии, жил в квартире у друга, потом что-то у них не пошло, он залез через окно на четвертый этаж, украл магнитофон и другие вещи.
Но при этом в квартире остались некоторые вещи Ушенина, в том числе россыпь бумажек, на которых он записывал всякие имена и телефоны.
С такими исходниками в принципе можно было ловить. А, поскольку время у меня тогда было, к отлову я отнесся с большим энтузиазмом. Через месяц я знал про Ушенина все – вплоть до того, что он участвовал в разбойном нападении на коммерческий магазин «Альбатрос» под обрезом ружья.
Однако сам злодей не ловился. И тут я додумался пойти в адресное бюро – пробить по неполным данным все возможные контакты. Отдал девчонкам россыпь бумажек, часок подождал, выходят, рассказывают результат – полсотни разных адресов.
- А вот это, - говорят, - адрес неправильный, она уже два года прописана на Голощекина.
Смотрю на бумажку. Записан адрес девочки в Перми.
- Да, - говорят, - она раньше жила на этом адресе, но два года назад переехала к нам на Голощекина, 24.
И тут включается анализ. Ушенин вернулся из армии год назад. Значит, с этой девочкой у них настолько близкие отношения, что, уезжая к себе домой в Пермь на каникулы, она оставляет ему адрес родителей. А адрес родителей – мы понимаем, что это серьезно.
Вечером выдвигаемся – и ровно в этом адресе хлопаем злодея. Рядом с ним – тот самый магнитофон. Поскольку за два года меня чему-то научили – говорю ему собрать с собой все свои вещи, чтобы парень не понял, по какому поводу мы пришли. Магнитофон как раз он брать не хочет, но хозяйка говорит, что не ее, так что берем как бы до кучи.
В отделе садимся, запариваем чай в пакетиках. Раз я злодея вычислил и поймал, старшие товарищи не мешают мне упражняться, тем более, что дело -то раскрыто – как он в окно лез, соседи видели, магнитофон с кражи изъят – можно вообще не разговаривать.
- Ну, давай, рассказывай.
- Что рассказывать?
- Все рассказывать! – взрываюсь. – Я и так все знаю, сам могу все рассказать, но хочу тебя послушать! Так-то я тебе могу все нарисовать, вплоть до Ивана из Каменска, у которого ты двустволку купил, и до сарая на Алюминиевой, в котором ты стволы пилил. Но я от тебя хочу все услышать…
- Да, - опускает голову Ушенин, - я его убил…
В кабинете резко виснет тишина.
- Да это понятно, - как ни в чем ни бывало продолжаю разговор, - а сколько выстрелов?
И парень рассказывает, как запарил «бомбилу» на вокзале, выехали в Белоярский район, там он под обрезом загнал его в лес и застрелил. Весь наш коллектив выпадает в осадок – в те годы огнестрельные убийства были еще большой редкостью, - но виду, естественно, никто не подает. Там как раз откуда-то тортик с белковым кремом в кабинете оказался, попросил кого-то его порезать.
Пришел зам. начальника УР послушать. Помню его возмущенные глаза – человек мокруху рассказывает, а у нас тут чай с тортиком. Пришлось деликатно вытолкать из кабинета, а то он в нашу благодушную обстановку не вписывался и чуть весь настрой не сбил.
Ладно, поговорили, записали. Конституцию тогда еще не придумали, поэтому адвоката звать не стали. Хотя адвокат в то время и в той ситуации мало что изменил бы. Старшие товарищи остались организовывать утренние мероприятия – выезд за номерами, которые Ушенин там же в лесу снял и бросил.
Я поехал домой, час поспать и в институт. Утром выхожу на остановку трамвая в институт ехать – а там Игорь Березовский, квартирный вор, которого я с лета ловил. Устроили небольшую беготню, догнал, в институт не поехал, а потащил Игореху в райотдел.
Поднимаюсь к себе на этаж – а там полковников и подполковников из городского и областного управлений такая толпа, что в кабинете не помещаются и толпятся в коридоре, а в наш кабинет заходят по очереди, чтобы отметиться в раскрытии. Ибо в конце 80-х огнестрелов практически не случалось, поэтому раскрытие этого преступления стало результатом напряженной работы всего управления уголовного розыска области с подключением приданных сил.
А на самом деле все получилось в результате логического анализа вороха старых бумажек.

Tags: наша молодость
Subscribe

  • (no subject)

  • Вечер в магнатовском чате

    [23:07, 28.02.2021] Бузуева Юлия: Можно вопрос [23:07, 28.02.2021] Бузуева Юлия: Кто не спит [23:07, 28.02.2021] kolos: Это вопрос? Ну я не сплю.…

  • (no subject)

    С Каскад ТВ записали материал для нескольких роликов на хорошо знакомую мне тему - когда бить, а когда думать. Пока ребята смонтировали первый.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments

  • (no subject)

  • Вечер в магнатовском чате

    [23:07, 28.02.2021] Бузуева Юлия: Можно вопрос [23:07, 28.02.2021] Бузуева Юлия: Кто не спит [23:07, 28.02.2021] kolos: Это вопрос? Ну я не сплю.…

  • (no subject)

    С Каскад ТВ записали материал для нескольких роликов на хорошо знакомую мне тему - когда бить, а когда думать. Пока ребята смонтировали первый.…