kolosovskiy_s (kolosovskiy_s) wrote,
kolosovskiy_s
kolosovskiy_s

Командировка в Сочи

Все никак не соберусь рассказать про мою командировку в Сочи.
Год 93. На улицах Екатеринбурга постреливают. Кого не подстрелили, того порезали или хотя бы поколотили. В полночь фонари выключают. Вал квартирных краж. Помню, кто-то из молодежи забавно так рассказывал – сидим с Васькой на дереве, ждем, когда фонари погасят, идти квадрат хлопать.
И вот как-то ночью обычная квартирная кража. Тут повезло – бдительные граждане сообщили, что подозрительные соседи пришли с вещами. Как назло, из нашей группы на сутках никого не было, зато на проверку информации выехал лично начальник КМ. А он был еще из старого поколения – хитрый, но неспортивный, подпольная кличка «Рыба». Подъехали – подозрительная квартира на первом этаже, дверь никто не открывает. Зато открыто окно. Поскольку руководитель был неспортивный, дал команду подтанцовке, сняли решетку с подоконной ниши подвала, поставили вместо лестницы, и руководитель лично пошел в квартиру задерживать злодеев. Внутри ожидаемо никого не оказалось, однако, пока группа осматривала углы и шкафы, квартирники вернулись – после удачной «отработки» ходили за водкой. Видят – под окном приставлена лестница, и устроили диспут – заходить или не надо. Один говорит – стремновато, другой – да ну, менты не такие дебилы, чтобы за собой не прибрать, наверняка коллеги из конкурирующей организации заглянули!
В конце концов тот, кто поверил в милицейский разум, зашел в квартиру, тут его и повязали. Второй, по фамилии Стельмух, свалил. А про него уже была информация, что он какой-то страшный крадун и терминатор в одном флаконе.
Задержанный подельник, естественно, всем пожаловался, как он лоханулся, понадеявшись на разум милиционеров. Всем весело, но начальнику КМ немного грустно – вроде как его дебилом назвали. И тут кто-то из наших получает информацию, что Стельмух сбежал в Сочи. Учитывая внутренний резонанс ситуации, вопрос с командировкой решили моментально. Собрали лучшие кадры – я, Серега, и Вася. Мне даже пришлось прервать отпуск. В июле, да, вынужден был выйти из законного отпуска и переться в служебную командировку в Сочи.
Вектор командировки был задан еще в аэропорту. Два рейса в сутки, но мест нет и толпа желающих у кассы. Серега пошел решать вопрос со старшим смены, чтобы нам выделили три билета, в результате на самолет мы не попали. Тогда я нашел своего однокурсника, который работал в транспортной милиции, он сказал – фигня вопрос, пошли лучше выпьем. В итоге на следующий рейс мы сели, однако Вася и Серега уже были накачаны шампанским по самое не хочу. Почему шампанским? – ну, нельзя же водку с оружием пить.
Прилетели в Адлер. Парни затеяли ехать к Вове, который раньше работал у нас, а в тот момент был начальником УР в Лазаревском. Я предложил сначала узнать, в каком районе предполагаемый адрес, по которому будем злодея ловить, ибо Сочи – это 140 километров в длину, и нахрена гонять такие концы, однако большинство проголосовало – сначала Вова, потом жулик.
В результате на электричке поперлись в Лазаревское. Вова жил где-то километрах в 15 от центра Лазаревского, в горах. В полночь мы постучались в его дверь, начальник УР вышел с пистолетом встречать гостей, обнялись, обрадовались, пошли к морю – ибо не искупаться – преступление против тех, кто остался в Екатеринбурге. До моря дошел я один - по дороге проходили мимо шашлычника, он посчитал своим долгом угостить начальника и его гостей. Впрочем, справедливости ради, когда я вернулся с берега, шашлык меня ждал.
На следующий день поехали в Лазаревское размещаться и планировать работу.
Вова поселил нас в каком-то кемпинге. Не знаю, как там сейчас, а тогда кемпинг представлял собой двухэтажное здание администрации с площадкой перед ним, и кучу двухкомнатных домиков с отдельными входами, по четыре койки в комнате, все удобства на аллее.
Ладно, поселились – впрочем, селиться было особо нечего, все вещи остались у Вовы дома, еще посидели, парни выпили – я-то тогда, как и сейчас, не употреблял, - хмурый Екатеринбург вспомнили, так и вечер наступил. Стали решать, кто поедет за вещами. По какому-то принципу решили, что с Вовой поедет Вася. Мы с Серегой возвращаемся в кемпинг, и видим обычную для постсоветского времени толпу отдыхающих, которым не удается начать отдых, потому что мест нет. А у парней почему-то в числе прочего было мнение, что, раз командировка в Сочи – значит, водка и женщины. Причем водка уже состоялась.
И тут как раз на площадке в числе прочих стоит симпатичная женщина с ребенком. Серега к ней подруливает, и, дыша суточным перегаром, предлагает помочь пристроить ребенка на ночь. Дама нервно вздрагивает и пытается отодвинуться.
- Да ты не бойся, я милиционер! – успокаивает собеседницу Сергей, демонстрируя ствол под мышкой. 93 год, напоминаю, так что женщина ожидаемо хочет убежать, но не знает, как это сделать с ребенком. Поскольку ребенка действительно жалко, я влезаю в разговор, успокаиваю даму, что мы действительно милиционеры. И у нас действительно третий товарищ уехал в горы, поэтому две койки свободны. Поскольку я в принципе всегда достаточно убедителен, дама успокаивается и в принципе соглашается:
- Ну, спасибо, не знаю, сейчас у мужа спрошу…
Серега мысленно чертыхается, отворачивается от женщины и показывает на другую молодую маму –
- А вон та тоже с мужем?
- Ну, не знаю, иди спроси.
Пошел, спросил. А, поскольку одна мамочка уже согласилась, вторую уговорить было легче. Только у нее тоже при себе, помимо ребенка, оказался муж. В результате две свободные кровати выделили каждой маме с ребенком, а мужья легли на матрасе на веранде. Поскольку дверь не закрывалась, а мы с оружием, поперек входа я поставил стул. Вместо сигнализации.
Среди ночи треск, грохот. Вернувшийся пьяный Вася споткнулся об стул, упал на кровать с гостьей, кричит –
- Во, вы уже телок сняли? Можно, я эту трахну?
Бегом вскакиваю, оттаскиваю, объясняю ситуацию. Объясняется тяжело, потому что Вова с Васей до гор не доехали, а преодолели всего два квартала и застряли в очередной кафешке. Только успокоил, прибегают директор кемпинга с Вовой, не успевшим покинуть территорию –
- Там «носороги» барагозят!
Мои товарищи выхватывают стволы, несутся разбираться, я следом за ними снова всех успокаивать.
А теперь представьте себе, как вся эта движуха выглядела с точки зрения двух простых постсоветских семей инженеров, приехавших из относительно мирного то ли Омска, то ли Новосибирска к совсем мирному морю с детьми? Не сбежали они от нас только потому, что с детьми и вещами среди ночи бежать было просто некуда. Мне кажется, до утра все наши гости поседели. Но я-то изначально хотел, как лучше, и совершенно не ожидал, что получится, как всегда.
На следующий день, посмотрев на помятые портреты товарищей, я понял, что сегодня жулика ловить не получится. Потому что парни были явно нетранспортабельны, а одному ехать на задержание смысла не имело, так как в одно лицо я двери и окна перекрыть не сумею при всем желании, а сидеть под дверью и ждать, когда злодей выйдет сам, показалось не лучшей затеей.
В итоге только выяснили, что искомый адрес таки находится в районе железнодорожного вокзала Адлера, после чего пошли поправлять здоровье опергруппы.
И тут оказалось, что в моем образовании имелся существенный пробел. Я впервые присутствовал при многодневном запое, и совершенно не понимал законов его развития. Мне почему-то казалось, что мои товарищи, которых я знаю несколько лет, понимают, что они говорят и делают. В результате к вечеру второго дня мы оказались сидящими в очередном уличном кафе, в котором господа офицеры лечили похмелье водкой.
Тут нужно отметить, что поразило меня в Сочи 93 года. Если кто помнит, Екатеринбург того времени был суров и мрачен. Такого формата, как уличное кафе, у нас не существовало в принципе. Крутые отдыхали в «Космосе», братва попроще – в «Пингвине», а остальным отдыхать было и незачем, да и не на что.
Такое вот кафе под открытым небом, со столиками под солнечными зонтиками, на наших улицах было просто нежизнеспособно – в худшем случае шальная пуля прилетит, в лучшем – какая-нибудь бокс-группа с клюшками для хоккея на траве кого-нибудь отоварит. Поэтому Сочи с мирно гуляющими и никого не боящимися румяными отдыхающими мне показался этаким сказочным Диснейлендом. Собственно, так и было – люди со всей замученной перестройкой страны вырывались сюда две-три недели пожить совершенно мирно и спокойно. У себя дома они передвигались перебежками, от трамвая до подъезда, а здесь вальяжно прогуливались и успокаивали нервы, да оставляли тяжким трудом заработанные деньги в таких вот кафе прямо на тротуаре.
И тут, посреди всего этого благолепия, вижу что-то из понятной мне жизни – мимо нас идет мужик, а в руке – сверток из газеты г-образной формы. Как вы понимаете, в то время в моем мире существовал только один г-образный предмет. Показываю парням. Консилиум делает однозначный вывод – ствол.
- Серега, ты один трезвый, бери его, а мы страховать будем – решает коллективный разум, замутненный алкоголем.
Ну а я что? Я всегда готов, как пионэр.
Как потом выяснилось, человек для какой-то бытовой домашней цели взял в гараже пассатижи, да неудачно завернул их в газетку. Идет он себе по вечерней солнечной улице, купается в обстановке окружающего благодушия, разглядывает встречных малоодетых женщин.
Вдруг солнечный день меркнет, человек оказывается мордой на асфальте, рука заломана вверх, да еще три пьяные рожи сверху тычут пистолетами и что-то орут невнятными голосами. Получился такой натуральный ужастик со злыми троллями посреди мирного поселка.
Подняли, отряхнули, извинились, предложили выпить за счет заведения. Человек почему-то отказался. Ну а коллеги продолжили.
Тут еще такой нюанс – Вове везде наливали бесплатно, и с максимальной предупредительностью. Вплоть до того, что в одном заведении спрашивают – как вам пиво? Кто-то из парней, не подумав, отвечает – тепловато. Тут же приносят ящик холодного. Так что финансовый вопрос нас не душил и количество выпитого не ограничивал. Тем не менее меня покусывала совесть, да и работы дома было полно, а моря я в спортивные годы насмотрелся, и пляжный отдых никогда не понимал. Поэтому в конце концов я решил перекрыть кислород, и загнал товарищей спать.
А с утра устроил им подъем и наконец отправились в Адлер ловить искомого жулика. Посадка в проходящий поезд прошла весело. Ввваливаемся мы в тамбур в шесть утра – напоминаю, трое суток небритые, незубочищенные – 93 год, «Орбит» еще не придумали, а щетки и бритвы остались на горе, до которой так никто и не доехал, а купить новые не позволял менталитет бюджетников, которым задерживали зарплату. Проводник сунулся было что-то спросить, но Вася прохрипел на него «Контора!», дыхнув при этом драконовским перегаром. Больше мы проводника до конца поездки не видели.
И вот теплым утречком наша помятая компания вываливается на перрон Адлера. Оглядываемся по сторонам. Тут к нам подваливает мужичок:
- Привет бродягам! Откуда?
- С Урала…
- А я из Коми три недели, как откинулся …
- Ну а мы в Ивделе чалились, слышал? – устанавливаем контакт.
- А как нет? Давно здесь?
- Да только подрулили, еще не в курсах…
- Пить будете?
- А есть?
Мужичок достает тройной одеколон, и господа офицеры присаживаются на бордюр похмеляться с бывшим зеком, который совершенно искренне принял их за своих. Ибо, как справедливо написал Корецкий, опера в принципе на блатных похожи, ну а, тем более, после трехдневного запоя. И потек под ласковым сочинским солнцем неспешный разговор про ментовский беспредел и душняк на свердловском централе…
Нет, если бы в этот момент нас кто-то спросил, чем мы занимаемся, мы, естественно, разъяснили бы, что проводим некое ОРМ, причем с риском если не для жизни, то как минимум для здоровья, и ни один инспектор по личному составу не смог бы это опровергнуть.
Вот так, преодолевая многочисленные препятствия, тяготы и невзгоды, мы и стягивали кольцо облавы вокруг злодея Стельмуха, который своим побегом просто в душу плюнул начальнику КМ Рыбе. Это уже потом я сообразил, что без паспорта жулик мог добраться до Сочи только поездом, поэтому, рванув в командировку самолетом на второй день, мы в принципе никого там поймать не могли. В конце концов мне все это надоело, и я улетел домой. А парней Вова прислал практически грузобагажом только недели через две.
А Стельмуха мы с Медведем спокойно взяли осенью на Солнечной. Кажется, он еще прятался за сифоном раковины в мойке на кухне. Или под ванной? Нет, под ванной, вроде бы, прятался тройной убивец Цынис. Вообще про то, кто где прятался, нужно написать отдельный пост – очень забавные случались мизансцены

Tags: Медведь, наша молодость, смешно
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 38 comments