kolosovskiy_s (kolosovskiy_s) wrote,
kolosovskiy_s
kolosovskiy_s

Проверка показаний

Пост Константина Акулича на ФБ про проверку показаний напомнил. Второй звонок – в позапрошлые выхи на очередной турнир Fair Fight к парням съездил, там Эдика увидел – короче, надо отписаться.
На самом деле, проверка показаний – не всегда профанация. Во всяком случае, когда мы работали – именно на проверке мы действительно для себя принимали решение, сделал человек то, в чем признался, или нет. И, кстати, не сели мы в свое время ровно потому же – когда адвокат написала на нас заяву, что мы всю ночь били ее подзащитного по голове, а утром достали журнал и по нему продиктовали явку с повинной, мы в ответ подняли протокол проверки показаний на 5 эпизодов краж автомобилей – а там на каждом эпизоде – новые понятые с улицы, и все 10 человек потом пришли в суд, и оказалось, что в режиме он-лайн товарищ рассказывал такие подробности, которые мог знать только настоящий угонщик.
Тем не менее, в последние годы не только в челябинском СУ СК, но и в других следственных подразделениях действительно сложилось понимание, что проверка показаний – это такой комикс, чтобы судье легче читалось дело.
Но, даже когда рисуешь комиксы, желательно все-таки знать матчасть, чтобы не выглядеть немного глупо.
10 лет назад защищали мы в Каменске сотрудника полиции, на которого очередной автовор клеветал по поводу побоев. Кстати, не могу не отметить, что, когда физически недоразвитые следователи СК начинают описывать, как злые милиционеры избивали доброго угонщика, чаще всего получается нелепость, потому что именно в силу физической недоразвитости, т.е. отсутствия боксерско-борцовских навыков, следователь недопонимает, как в действительности реагирует тушка на удар. Описываемый случай был из этой же серии.
В соответствии с показаниями потерпевшего, злой милиционер Ш. завел его в кабинет, посадил на стул и стал бить кулаками по голове. Несчастный угоншик стал закрывать голову руками, тогда злой милиционер большим кулаком ударил его в живот. От этого терпила испытал ужасную боль и согнулся еще сильнее, и тогда злобный милиционер ударил его ногой по лицу и разбил бровь. Если бы следователи работали добросовестно, они провели бы следственный эксперимент и прекратили уголовное дело, и избежали бы очередного позорного оправдательного приговора. Потому что стоило следователю посадить товарища на стул и побить его по голове, и ему сразу стало бы ясно, что подопытный так сгибается, закрывая голову руками, что ни до какого живота в принципе не дотянуться, а тем более сильно не ударить.
Однако следователи работали так, как описано у Акулича – рисовали картинки для судьи. В результате фототаблица проверки показаний выглядела абсолютно по-идиотски для тех, кто понимает – терпила сидит на стуле согнувшись, а статист, присев, засовывает ему руку куда-то в сторону живота с таким видом, как будто откручивает гайку в труднодоступном месте.
А, поскольку у следователя с головой было совсем нехорошо, в качестве статиста он привлек милиционера из соседнего кабинета в УВД, где проводил пресловутую проверку.
Соответственно, вызываем этого статиста в суд. А там у нас все по модному – с одной стороны мы с Полиной – у нас же все молодые адвокаты тренируются на низкобюджетных милиционерах, а Полина тогда была тем самым молодым адвокатом, с другом стороны – представитель потерпевшего. Вообще там сначала у потерпевшего было два представителя. И они успешно двигались по одной дороге с Бедериным и Чернятьевым – отмазывали автоугонщика и засаживали честного милиционера – признали в суде незаконным постановление о прекращении уголовного дела. Правда, мы потом зашли в дело и отменили постановление Верх-Исетского суда в надзоре, но уголовное дело к тому времени поступило в суд, поэтому постановление Президиума областного суда уже имело чисто организационно-психологический эффект. Организационно – потому что известная дорогая адвокат, увидев нас, тут же вышла из дела под надуманным предлогом, оставив отдуваться молодую коллегу. Психологический – постановление Президиума сигнализировало суду, что областной суд в этом деле пресловутый обвинительный уклон не одобряет.

Так вот, допрашиваем статиста. Предъявляем ему фототаблицу, и я задаю очевидный вопрос – в реале ты таким ударом до живота достал бы?
- Нет, конечно, там и не дотянуться, и предплечье в лоб упирается…
- А Вы специалист с области рукопашного боя? – подхватывается представитель потерпевшего.
- Ну, как все милиционеры, раз в неделю я хожу на физподготовку…
- Есть у вас спортивные разряды?
- Нет
- Вот и не рассуждайте о том, чего не понимаете!
«Ах ты, представительница крашеная» - подумал я. Захожу на следующий день на «Динамо», говорю – парни, поехали кто-нибудь со мной в суд, кто завтра свободен? Эдик Чураков согласился. А Эдик – это такая машина килограммов на 120 с очень добрым лицом. По рингу передвигается, как будто перетекает – даже когда смотришь со стороны, совершенно невозможно уловить движение – только что был слева, вдруг непонятно трансформировался вправо, и еще и дерется при этом больно.
Ну, приходим в суд, прошу в связи с позицией представителя потерпевшего допросить специалиста в области рукопашного боя. Устанавливаем компетенцию. Эдик меланхолично перечисляет свои регалии:
- Мастер спорта по тайскому боксу, мастер спорта по рукопашному бою, чемпион России прошлого года…
- У Вас, наверное, образования нет? – уверенно спрашивает представительница терпилы – ибо какое может быть образование у такого громилы?
- У меня высшее педагогическое образование – так же меланхолично продолжает бубнить Эдуард. Представительница прямо визуально сдувается и садится в лужу.
Потом Эдик внятно, с точки зрения биомеханики объясняет, почему именно так, как на фото, ударить невозможно. Представительница делает последнюю неплохую попытку – включает, насколько возможно, обаяние, и мило улыбаясь, закидывает петлю, пытаясь выйти на пресловутое слабо –
- Ну а вот Вы, мастер спорта и чемпион, тоже не можете таким способом потерпевшего ударить?
Эдик поворачивается к терпиле, задумчиво осматривает его сверху вниз, как мясник тушку перед разделкой – терпила нервно сжимается и косится на своего адвоката – мол, ты что, гадина, придумала, мы так не договаривались! Судье, похоже, тоже интересно, что дальше будет, поэтому вопрос не снимается, напряжение растет.
- Не, не буду я его бить.
Громкий вздох облегчения потерпевшего.
Милиционера в конце концов оправдали. Но я не об этом, а о том, что, если бы следователь при проверке показаний думал головой, не попал бы потерпевший в неудобное положение



Tags: адвокатура, следователи, смешно
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments