kolosovskiy_s (kolosovskiy_s) wrote,
kolosovskiy_s
kolosovskiy_s

Categories:

Жизнь налаживается 2

Калининский районный суд только что арестовал Килиевича и двух его подельников.

А не полезли бы в бутылку два года назад в результате неправильно выбранной линии защиты - могло бы пронести.

Еще новости по теме .

В этой связи не могу не вспомнить. Когда нас судили (и впоследствии оправдали) за задержание группы, которая одним крылом опиралась на продажных ментов, а другим - вора в законе Авто, нашим попутчиком объективно стал потерпевший от действий этой группы - некий дважды судимый Саша. У которого продажный опер из ГОМа забрал машину, а группа Дингилишей - вторую машину и все вещи из квартиры. Самого Александра двое суток держали в подвале, стращали револьвером "Таурас" и показывали дырки от пуль. Саша, будучи челом опытным, не просто сидел, а на обратной стороне скамейки оставил автограф, чтобы обеспечить на будущее доказуху (приятно работать с бывалыми людьми). Но, впрочем, не об этом, сама история немного описана Ириной Белоусовой:

"Подробности", февраль 1997 года
Прощай, оружие!

– Отдай бриллианты! Отдай!
– Какие?
– Ты у меня дома сумочку старую видела? Там бриллианты лежали! Видела сумочку? Ты же была понятой!
– Сумочку? Видела! Но там не было никаких бриллиантов!
– Слушай, отдай мои бриллианты!
У гражданина Корейко хотя бы были миллионы, которые у него клянчил Паниковский. Меня же просьба честного дантиста Мишо Дингилише, у которого милиция только что изъяла 16 килограммов боеприпасов, просто изумила.
– Вы украли, украли! – не сдавался Мишо.
Понятно. Гражданин решил впасть в истерику, чтобы абстрагироваться от оружия и совсем не говорить о том, как в его доме оказались пять пистолетов, почти во всех по полному магазину или барабану патронов, заряженный автомат, трехлинейка – оружие эпохи Гражданской войны, стреляющее, однако, нормальными патронами из пулеметной очереди, две гранаты и еще полсотни пуль, в большинстве разрывных. При столкновении с тканями тела такая пуля раскрывается «цветочком» и выносит на выходе из организма значительную его часть. Правда, для организма это уже не имеет принципиального значения, так как он, как правило, умирает от болевого шока. Вот такие «анестезирующие средства» хранили в своем жилйще врач Дингилише и его сын.
Какие бриллианты? К утру, после «трудовой вахты», которую мы отстояли вместе с заместителем начальника уголовного розыска кировского РУВД Сергеем Колосовским, оперативниками Дмитрием Лукиным, Алексеем Щербаковым и еще двумя курсантами высшей школы милиции, голова была просто не со мной (к счастью, только в фигуральном смысле).
– Да не волнуйтесь вы так. Давайте проведем само- и взаимодосмотр всех присутствующих на предмет поиска бриллиантов? – предложила я совершенно серьезно.
Громовой хохот оперов был мне ответом. – Давай, это может быть интересно.
Начиналось все совсем не смешно. Про¬живающий на территории Кировского района Саша решил продать свою «тойоту». Конеч¬но, были у него некоторые сомнения, что в свое время приобрел он ее у людей ненаде¬жных и что машинка «паленая», то бишь краденая. Да уж не стал Саша этой мыслью ни с кем делиться, а продал подешевле, всего-то за 2,5 млн рублей, и забыл про сделку. Как вы уже догадались, новым хозяином «тойоты» стал сын стоматолога. Далее события развивались стремительно. Сотрудники милиции Ленинского РОВД засомневались в чистоте биографий машинки, и каким-то образом об:этом стало известно её новому хозяину. Саше было предложено купить опять эту машину, но уже за 5 миллионов.
Думал Саша долго, поскольку денег не было. Тем временем младший Дингилише подумал за него и потребовал, чтобы за долги Саша оформил на него другую свою машину, белую «восьмерку». А чтобы оформить эту самую «восьмерку» на себя, младшенький насильно захватил Сашу и посадил в подвал отцовского дома, что на Уктусе, в цыганском поселке. Похоже, папа не возражал и даже сам принимал участие в судьбе заложника, изредка его покарауливая. По крайней мере, так утверждает Саша.
Сидел Саша, закованный в наручники, в мрачном подземелье на деревянной скамье, в полном мраке.Спал на мешках с керамической плиткой, слушал назидательные речи своих тюремщиков про то, как от их волшебного пистолетика останется у Саши вместо всей головы всего половина. Если верить узнику, то получается, что только угрозами и кормили. И ещё кормили одним серьёзным аргументом. Дескать, в подвале этом Саня не первый пленник, да и на очереди есть граждане… Незачем возиться, не оформит машину – в расход.
– Слушай, дорогой, чтобы в этом доме да не кормили – никогда не поверю. Не видел здесь никакого Саши. Я тебе точно говорю. Да я с милицией дружу, начальник РОВД мой гость постоянно, на моей сестре женат, – хорохорился папа, уже когда делился воспоминаниями с милицией (какого именно РОВД начальник, я, по просьбе милиции, не уточняю).
– Может, потому и не кормили, что некогда было? 3а те почти двое суток, что Саша «готовился» к переоформлению машины, младший Дингилише с друзьями наведался к нему в дом и вынес всякие полезные вещи. Обокрал, в общем.
Своим освобождением Саня обязан отечественной бюрократии. Какой-то там бумажки не хватило, целесообразность Сашиного содержания в застенках временно исчезла. Пришел потерпевший в свою квартиру. Дальше, как в песне – «на палубу вышел, а палубы нет». И побежал он к родной милиции.
На Химмаше, среди ржавых деревянных домов «затерялись» два трехэтажных особняка. В одном цыгане собираются открыть мечеть. Но нас интересовал соседний, принадлежащий семье Дингилишей.
Кавказские овчарки охраняли сие монументальное сооружение, да и не только они. Похоже, в этом районе живет очень сплоченное население. Не успела наша милицейская машина остановиться, как к ней сразу же подъ¬ехали на «волге» любопытные цыгане, узнать, уж не воруем ли мы здесь чего-нибудь.
– Странные у них здесь представления о милиции, – заметил Дмитрий Лукин – Рассекретят наше присутствие!
Это он как в воду глядел, ибо интенсивность передвижений по улицам поселка значительно возросла, не взирая на то, что было два часа ночи и никто не страдал от жары. Окна дома светили огнями.
– Надо попробовать кого-нибудь выманить. Я буду просить закурить – продолжал Дима, – а ты сразу падай в сугроб и лежи.
– Это ещё зачем?
– Есть у меня дурное предчувствие, что пока мы здесь время теряем, они там оружие готовят к бою.
Тем временем Колосовский, не взирая на собак, исследовал территорию двора, входы и выходы из жилища. Он и дал команду отступать. Как выяснилось позже, это решение спасло нам жизнь.
– Не нам, а им! – возмутился Сергей Вячеславович. – Если бы они пальбу затеяли, ни один бы не ушел.
Через день мы возвратились к особняку уже со старшим из Дингилишей, задержанным вместе с сыном в кафе на улице Бебеля.
В доме все обошлось без конфликтов. Настроение у хозяина вначале было вполне сносным. Он постоянно повторял, что у него есть только ракетница, причем зарегистрированная, и мы в этом легко убедимся.
Настроение несколько померкло, когда Саша уверенно показал вход в подвал, затем свою скамейку, где предусмотрительно, еще будучи узником, расписался карандашом, спичечный коробок с аналогичным автографом мы нашлй на полу. Вообще в подвале на полу было много интересного, например, гильзы от пуль в весьма существенном количестве.
Я подозреваю, что папа не заметил своей ракетницы во время обыска дома, поэтому начал «вспоминать», что она или в машине, или в гараже… Нашлась пушечка на чердаке в спортивной сумке вместе с кучей боеприпасов. Вероятно, ее, не предупредив Мишко, приобщили к остальному оружию, чтобы в случае надобности все было под рукой.
– Это что? – Алексей Щербаков интересом разглядывал древнюю, отчищенную от ржавчины трехлинейку и суперсовременный пистолетик бразильского производства с теми самыми «разрывными» пулями, да еще автоматик, похожий на те, которыми вооружены чеченские боевики. Алексей неплохо разбирается в оружии, и в голосе звучал интерес неподдельный.
– Ничего не знаю, у меня зятя полгода назад убили. Это он к войне готовился, да не пригодилось.
Что-то здесь не так. На сумке, которая, если верить хозяину, с тех пор провалялась на чердаке, ни пылиночки. Все оружие приведено в боевую готовность. Неужели его таким образом подготовили для хранения? Да и зачем держать в доме, где бывают малолетние внуки, столь грозный арсенал?
– Вы с кем воевать-то собрались? – впервые в жизни я увидела автоматные патроны со сточенными носами, тоже для увеличения убойной силы и силы страданий жертвы. Задача хранителя такого арсенала не просто убить, а обеспечить своей жертве мучительную смерть. Вооружить всем этим можно от пяти до восьми человек.
– Ничего не знаю, это все зятя, хороший был человек. Он в кафе был, четырнадцать человек ворвались и убили. Вот где преступники, их бы и искали. И не надо по моему дому везде ходить, вы же гости, а не хозяева! – Ох уж это кавказское «гостеприимство», жертвой которого легко мог оказаться Саша.
Когда мы изымали всю эту беду, пятьсот смертей из одной только спортивной сумки, Саша едва не крестился.
– Я думал, у них только пистолет. Они ведь действительно убили бы меня!
Саша и следователь, который был в нашей группе, работали в противофазе. Если потерпевшему было важно, чтобы все оружие было изъято, чтобы подвал перестал существовать как место заключения для «должников», то следователь постоянно устраивал истерики. То бедолага спать хотел, то вдруг начинал вытряхивать грязное белье из ящиков, матом объясняя окружающим, что досмотр надо проводить тщательнее, то он мерз, то… (обрыв текста)


только там газетный лист истерся, и девочка, которая перепечатывала, концовку не разобрала.

Но я сейчас не об этом. Поскольку Саша, получается, был свидетелем нашей защиты, мы с ним несколько раз беседовали по поводу суда. И вот однажды, выходя из нашего кабинета накануне решающего боя, дважды судимый Александер вдруг поворачивается, и, вскидывая руку в ротфронтовском привете, провозглашает:

- Ишь, моду взяли - ментов не уважать!


Вот последнее и вспоминается в связи с арестом всей этой компании - ишь, моду взяли!
Tags: Лукин, наша молодость, старые газеты, челябинск
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments