kolosovskiy_s (kolosovskiy_s) wrote,
kolosovskiy_s
kolosovskiy_s

Category:

Про тигров (тем более не про следователей)

            Буду потихоньку продолжать выкладывать истории нашей молодости.
            Кстати, в этой самой молодости у нас была подруга – Ира Белоусова. Она в начале 90-х закончила журфак и планировала посвятить жизнь журналистике вокруг искусства. Очень ей нравились всякие пианисты, артисты и художники. Но совершенно случайно весной 92 года Тамара Ломакина поручила ей сделать небольшой очерк про нашу группу по борьбе с квартирными кражами. Ира покаталась с нами неделю, и утонула в криминальной теме на 10 лет. Потому что, хоть пианистов у нас и не было, но лучшие артисты того времени таки собрались у нас.

Некоторые истории, уже записанные Ириной 20 лет назад, я,  с ее согласия, не буду переписывать заново. Я их только слегка отредактирую, убирая особо буйные проявления девичьей романтической фантазии, и оставляя голую правду.

Итак, одна из наших любимых историй – про тигров. Мы всегда рассказывали ее девушкам, когда хотели произвести неизгладимое впечатление.

Дальше наш рассказ в записи Иры Белоусовой

           В правдивость этой истории поверить трудно. Но, как уверяли меня оперуполномоченный Дмитрии Лукин и заместитель начальника уголовного розыска Кировского РОВД Сергей Колосовский, все это истинная правда. Боясь хоть чем-то погрешить против истины, я почти не изменила захватывающий рассказ. Для того, чтобы читателям было понятно, кто и что от себя в это правдивое повествование внес, героев этого материала я буду именовать в дальнейшем «К» (Колосовский) и «Л» (Лукин). 

К: Однажды мы с Лукиным на заре нашей оперской моло­дости пошли ловить жулика. Правда, тогда ничего не полу­чилось, и мы вернулись в райотдел, хотя это совершенно не по пути, и делать в РОВД бы­ло нечего. Но, тем не менее, мы пришли и обнаружили дежур­ного, сидящего за пультом. Тот периодически поднимал труб­ку телефона и реагировал на сообщаемое одной – единственной фразой: «Иди проспись!»

Потом он объяснил, что звонит какой-то дурак, которому тигры мерещатся.

- Что, - спрашиваю, - немецкие?
 - Да не, похоже, уссурийские…


В очередной раз дежурный поднял трубку и пообещал:

   Утром проснетесь, тигров не будет... ЖБИ перепилось, и у них тигры по улицам бе­гают!

Тут я вспомнил, что на ЖБИ действительно приехал зверинец Союзгосцирка. Как я понимаю, звери­нец - это место, куда списыва­ют животных дефективных, в силу своих интеллектуальных особенностей дрессировке не поддающихся, способных толь­ко сидеть в клетке. Народ после этих комментариев рез­ко куда-то подевался. Причем как-то так ненавязчи­во. То все стояла толпа в де­журке, с интересом восприни­мая беседы дежурного со стра­дающими тигрофобией, то вдруг старые и мудрые работники, как назло, куда-то исчезли. Да и вообще все исчезли. Стоим только мы — молодые и глу­пые, просто потому, что нам интересно, и Володя Емельянов, который дежурный опер  и потому ему все равно не спрятаться.

Решение, как в таких случаях водится, никто принимать не рвется. В конце концов Лукин, как самый молодой и глупый, не выдержал и говорит нам:

  Слушайте, там, похоже, в натуре тигры бегают! Надо ехать и брать их в плен!

Тогда я сказал, что прежде, чем брать этих тигров в плен, нужно найти их начальника и взять с него расписку, что это можно делать! Потому что, ес­ли этих тигров поубивать, то потом еще и платить за них придется...

Вот нам и говорят:

   Садитесь на машину и ез­жайте!

Л. Ситуация дальше была приблизительно следующая: во­дитель уперся руками в двери и кричит:

  Тогда давайте мне бронежилет!

А год был, дай Бог памяти, восемьдесят девятый, осень, даже ОМОНа еще не придумали, и «черемуху», автоматы и броне­жилеты  давали крайне редко. Дежурный взял на себя страшную ответственность и говорит:

– Да! Берите автомат! Один!

Тут все присутствующие заорали:

  Одного автомата мало!

Еще нюанс – буквально за неделю АКМ заменили на АКСУ – они значительно меньше. Но к тому времени никто еще из них не стрелял, кроме Лукина, который только что вернулся из тура по Карабаху, но и он не мог твердо сказать,  как эта штука с раструбом на конце подействует на тигра.

Тогда дежурный взял на себя еще большую  ответственность:

– Ну ладно, тогда берите еще и палку резиновую! Тигры бродят по ЖБИ!

К:  Палка мне досталась.

Радостно приезжаем на ЖБИ. Издали видим кольцо фур, у которых одна стенка кузо­ва откидывается, за ней ре­шетки и звери. Вышли из машины, пошли на разведку. Подошли к фурам и видим, что все человеческое  население ходит по крышам, вооружившись длинными де­ревянными палками. В кругу бродит тигрица, и эти­ми палками ее пытаются заг­нать в клетку.

Тут видим, две тени крадутся:

– Они там! – слышим мы и видим перед собой ППСника.

Л: Колосовский как главный начальник требует:

Докладывайте обстанов­ку!

– Один там лежит... – го­лос постепенно снижается до шепота.

К.: В общем, два алкаша за­лезли в зверинец, что им там было нужно, неясно. А все зверннщики в этот вечер пе­репились до крайности. По­скольку пьяный сторож –  это полное отсутствие сторожа, ал­каши открыли именно тигри­ные клетки.

Л: Тигры посидели и поду­мали: «А что мы здесь сидим? Пойдем погуляем! И вправду...» И вышли. На тигрицу мы пос­мотрели, вроде обстановка не угрожающая – бегает себе по кругу и бегает. Пошли даль­ше смотреть. Подходим к крыльцу универсама «Киров­ский» и наблюдаем замечатель­ную картину: на крыльце, да­же не на ступеньках, лежит тигр, его хвост тянет пьяная дрессировщица и говорит: «Рафшанчик, пойдем в клетку!» Баба пьяная, связываться с ней зверь боится. А она у не­го на хвосте болтается и ту­по повторяет: «Пойдем, Рафшан!» Тигр шкурой дергает, рычит...

К: А эту дрессировщицу тя­нет опять же за хвост пьяный дрессировщик: «Света! Ну он же тебя съест!» Тигру все это надоело, он даму с хвоста стряхнул и повернулся к нам. Мы, естественно, бросились к машине. Машина – УАЗ 452, «батон». А в те времена с транспортом в РОВД было сложно, и ее доэксплуатировали до того, что оторвалась ручка у двери. Ма­шина открывалась только в том случае, если водитель дер­нет за веревочку изнутри. Пос­кольку сидевший за рулем от­дал автомат Лукину, то решил, что ему лично больше делать нечего, кроме как рулить. Си­дит, вцепился в баранку и смотрит, как дальше будет. Что у машины конструкция «усо­вершенствована», естественно, забыл, потому что тигра на воле он тоже видит впервые. В общем, мы трое бьемся об УАЗик, водитель про нас за­был, а следом идет тигр. Кое-как прорвались в салон.

В это время в дежурке и по радио происходит интенсив­ный обмен информацией: что делать с хищником? Подняли ночью директора нашего цир­ка, директор сказал, что не знает, что делать, потому что тигры не дрессированные, а дрессировать их ночью на ЖБИ не получится по техническим причинам. Я предложил позвонить пожарникам. Мне казалось, что они могли бы погонять его, как буржуазная полиция демонстрантов, водяной пушкой. Однако пожарники на развод не повелись и сказали, что, если бы тигр горел, они его бы потушили, а, пока не горит, извиняйте. Кому толь­ко ни звонили – никто не зна­ет, как быть. Городское руко­водство сразу же самоустрани­лось. Никаких ценных указа­ний. Обычно, если всех убили или все взорвалось, съезжает­ся море всякого начальства. Но в этот раз – тишина. Кро­ме нас пятерых – ни одного милиционера, ни одного ответ­ственного лица. Я та­кое видел первый, и, пожалуй, последний раз. В это время по радио дают ценный совет:

– Если можно, постарайтесь его не убивать. Ну, пулей ог­лушите по лбу!

Я, будучи наиболее грамотным в нашем коллективе,  повторил предложение сначала найти начальника тигров и взять с него справку, что можно глушить. Иначе нам еще за попорченную шкуру платить придется, а оно нам надо?

Тут мы слышим радостный рев толпы:

– Ура!

Возвращаемся к «Кировскому», и выясняется, что тот тигр, который шел за на­ми, шел вовсе не за нами, а тигрица, насмотревшись на не­понятную ей суету, просто от­правилась в клетку спать. Что и послужило пово­дом для радостных воплей.

Рафшана в клетку не пусти­ли, радостно захлопнув ее за тигрицей. Тигр пошел бродить по городу. Тем временем пьяные дресси­ровщики организовали две бо­евые группы и начали ловить тигра.

Л: Стоп, ты забыл, почему зверь ушел-то. Там был дрес­сировщик, который          спасал свою любимую Свету. С крика­ми «Помирать, так с музы­кой!» он сел в КамАЗ с отцепленной фурой и пое­хал на тигра. Ну что остава­лось делать животному? Тигр кусаться не стал, а просто по­шел гулять. Помнишь еще этот вой любознательных граж­дан: «А-а-а!  Уходит!»

Л: Вот тогда и собрались дрессировщики в две боевые дружины. Они где-то нашли волейбольную сетку. И крадут­ся,   как   истинные аборигены...

К: Они ловят тигра следую­щим образом: отдалились друг от друга на максимальное рас­стояние и бдительно следят за тем, чтобы тигр был строго посередине сетки. И если сет­ка хоть чуть-чуть сдвигается, та группа, к которой тигр ока­зался ближе, резко начинает тянуть сетку на себя... Вместо сафари получается перетягива­ние каната. Изредка они, спо­хватываясь, пытаются сзади на­кинуть сетку. В конце концов, они промахнулись и задели го­лову хищника. Ему это не пон­равилось, он развернулся и встал па задние лапы, и пошел на «охотников». Картинка, конечно, офигенная – ночь, фонари уже не горят, фары подсвечивают, глаза у тигра сверкают, народ разбегается. Мы стоим возле машины, за всем этим наблюда­ем. Поскольку стрелять не хо­чется. Тигр, разогнав пресле­дователей, пошел вдоль забо­ра стройки как раз к тому мес­ту, где забор образовывал угол. Он шел к углу с одной стороны. А ему навстречу шла девушка в короткой юб­ке. Правда, тигра она не ви­дела, поскольку двигались они с разных сторон. Мы едем прямо на угол и видим, что встреча девушки и тигра становится неизбежной. Начи­наем ей через СГУ кричать, чтобы остановилась. Она не понимает.

Л.: Тогда мы, как истинные джентльмены, гурьбой высы­пали  из   машины.

К: Ну, насчет «высыпали из машины» – это ты что-то пере­путал. Мы просто высунулись из окна!

Л: Я лично был на улице, это я четко помню!

К: Скажи еще, что ты ее на pуках оттуда унес!

Л:  Емельянов и  я точно из машины вышли!

К: Ага. Вы, значит, вышли, а я из окна выглядывал? Все в окошки смотрели!

Л: Мы ей кричим:

– Девушка! Туда не ходи, сюда ходи! Тигры! Тигры! Иди к нам! – Сами от машины да­леко  не уходим.  Она   решила, что мы к ней не как милиционеры обращаемся, а как толпа мужиков к девчонке в короткой юбке в три часа ночи у забора стройки. Она нам так игриво помахала рукой, потом гордо отвернулась и увидела... тигра.

К: Встретились они на углу забора нос к носу. И девушка в своей короткой юбке с такой скоростью этот двухметровый забор перемахнула, что мне в три раза медленнее не повто­рить. Это надо было видеть!

Л: Только четыре громких удара каблуков об асфальт – исчезла. Тигр так удивился: ви­дит девушку, явно не дресси­ровщицу... развернулся и бро­сился бежать. В общем, пере­пугали они друг друга до смерти!

Тем временем погонщики продолжали свою работу. Тигр идет, они сетку, накидывают. Мы едем сзади, прожектором светим. Наконец хищ­ник увидел глубокую канаву и в нее залез. Мы стоим. Он ле­жит.

К: Тут как раз надо было на него сетку и опустить – канава узкая. Все точно попа­дет. Но что после этого сде­лает тигр, никто не знает. А брать на себя ответственность мы не решились. Поскольку в КамАЗе места мало и в на­шей машине тоже. Тогда я предложил оглушить хищника камнями по голове.

Л: Что и попытались сде­лать. Причем весьма вежли­во – бросили кусок штукатур­ки на хвост. Тигр как зарычал! Люди поняли, что его только танком... Минут пятнадцать мы ходили вокруг канавы, медленно так перемещаясь. Все равно, что траурная цере­мония прощания с великим вождем.

Наконец пришла спаситель­ная информация – на Комсомольской произошел грабеж.

Мы хором: «Ура! У нас гра­беж! Там преступление! Все!» И поехали бороться с прес­тупностью.

К: Пока мы ездили, рассвело, народ стал выползать из домов и тянуться на работу.  Тигр к утру все-таки вылез из канавы, схо­дил в сороковой цех ЖБИ, полазил среди станков, про­голодался. А поскольку живот­ное было дефективное, то не на­шло ничего лучше, как пойти в клетку.



Когда мы вернулись в РОВД, нас встретил Дима Сухарев, и, не дав ничего красочно ему поведать, заявил:

Только не надо мне ни­чего говорить! Нашли тигра со спиленными зубами и всю ночь его мучали!

 

Tags: наша молодость, смешно
Subscribe

  • Как общаться с пресс-службой СК

    Должен ли журналист говорить пресс-секретарю ведомства, что он журналист, и вопросы задает не от скуки, а потому, что готовит материал? Очевидный…

  • Нет такой глупости...

    Изучая дело бывшего мэра Миасса Третьякова, с изумлением узнал, что заявительница Иванова, якобы давшая взятку в 2012 году, а рассказавшая об этом…

  • отель "Малахит"

    Вчера вдруг понял, почему я так люблю Челябинск вообще и отель "Малахит" в частности. Именно здесь я готовил выигрыш по трем серьезным делам - в…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 35 comments

  • Как общаться с пресс-службой СК

    Должен ли журналист говорить пресс-секретарю ведомства, что он журналист, и вопросы задает не от скуки, а потому, что готовит материал? Очевидный…

  • Нет такой глупости...

    Изучая дело бывшего мэра Миасса Третьякова, с изумлением узнал, что заявительница Иванова, якобы давшая взятку в 2012 году, а рассказавшая об этом…

  • отель "Малахит"

    Вчера вдруг понял, почему я так люблю Челябинск вообще и отель "Малахит" в частности. Именно здесь я готовил выигрыш по трем серьезным делам - в…