kolosovskiy_s (kolosovskiy_s) wrote,
kolosovskiy_s
kolosovskiy_s

Categories:

Ура.ру, Ройзман и всякие страшилки

Я прошу понять меня правильно. Этот пост ни в коем случае не про то, какой я великий и как меня боятся оппоненты. Вот ни грамма. Просто меня очень достали, и я хочу поставить точку.
За последний месяц мне столько раз передавали пожелания, чтобы я прекратил работу, сколько, наверное, не было за 11 лет адвокатской деятельности. Это касается главным образом Ура.ру, и, пореже – Ройзмана.


Люди, через которых мне эти навязчивые просьбы передают, в силу своих причин не могут отказаться от роли проводников. Я отношусь к ним с уважением и понимаю их положение. Поэтому, с присущей мне деликатностью и интеллигентностью хочу раз и навсегда сказать напрямую, что все, изначально отправившие пожелания – идиоты (я имею ввиду, что, если бы я не был деликатен и интеллигентен, я бы сейчас такое завернул…).
Все авторы предложений бросить Ура.ру - люди, приехавшие в наш город из разных мест – кто – из еще большего города, а кто, наоборот, из деревни, и поэтому не вполне понимают специфику Свердловска. Мы здесь родились, выросли, каждый что-то в этот город вложил. И каждый второй коренной житель города так или иначе связан друг с другом. Поэтому разумные люди понимают, о чем, как и с кем можно разговаривать. Но эти колхозники из столицы!
Поскольку вся эта возня утомляет, я хочу попытаться раз и навсегда объяснить, почему все эти разговоры ни к чему не приведут, чтобы сэкономить свое время и нервы посредников, через которых на меня пытаются воздействовать.



Попытаюсь по пунктам.

1. О себе.
Я никогда не переобуваюсь в работе.

Я не беру дело, если оно представляется мне грязным или бесперспективным. Взявшись же за дело, я никогда от него не отказываюсь, пока заказчик согласен со мной работать. При этом не имеет значения, что кто-то выступил со встречным предложением.
Если люди, мнение которых мне важно, успели попросить меня не браться за дело до того, как это произошло, я постараюсь отказаться, если смогу (так, например, было с делом Контеева. О его предстоящем аресте меня предупредили за 2 месяца до того, как арест случился). Но, если не успели, и я взялся за дело – разговаривать бесполезно.
Есть у меня товарищ. Знакомы мы чуть меньше 10 лет. При первой встрече, пообщавшись минуты 3, я его прямо спрашиваю – Алексей, а чем ты занимался в начале 90-х? – Наверное, тем же, чем и ты, только с другой стороны – отвечает он.
Как-то приезжает он к нам в офис с вопросом:
– Скажи, а что будет, если на дороге поспорили два водителя?
- Ну, - отвечаю, - это зависит от того, что ты ему сломал.
- Так он ведь на меня первый набросился с монтировкой, а потом с ножом! – жалуется Алексей
- У вас есть телесные повреждения? – наивно встревает в разговор Полина
- Есть – отвечает стокилограммовый Алексей и задумчиво разглядывает поцарапанный кулак.
Так вот однажды, несколько лет назад, затеял я, как обычно, поучаствовать в одном заказном дельце. Фамилию пациента называть не буду, ему эти воспоминания не нравятся в принципе, скажу лишь, что опять же москвичи попытались скушать одно из успешнейших в регионе предприятий своего профиля.
Алексей приезжает ко мне и говорит дословно следующее:
- меня тут просили поговорить с тобой, чтобы ты этого не делал. Я обещал поговорить, поэтому приехал и поговорил.
Все, пожали руки, посмеялись и разъехались, довольные друг другом.


Возвращаясь к сегодняшним дням, эти неумные люди пытаются достичь невозможного – поэтому раз и навсегда: Я НЕ БРОШУ УРА.РУ И РОЙЗМАНА

2. Мое отношение к Ура.ру
Тут совсем просто. По неизвестной мне причине агентство всегда поддерживало меня, у меня сложились добрые отношения со многими урашниками. Поэтому я считаю себя обязанным и буду им помогать в принципе.


Кроме того, у меня вообще добрые отношения с большинством журналистов. Когда мне было совсем хреново – летом-осенью 97 года, именно бескорыстная поддержка журналистов помогла мне вылезти из того болота, в которое меня запихивал, кстати, губернатор и разного рода прокурорские недоумки. Поэтому я всегда открыт для диалога с прессой))). Ну и помогаю всегда, когда ко мне обращаются. Это не первое, и даже не второе уголовное дело, в котором я защищаю представителей второй древнейшей.
Если говорить о противостоянии двух журналистов – ну, тут принцип «свой-чужой». С Пановой мы на днях вспоминали, откуда мы вообще знакомы – выяснилось, что еще с газеты «На смену!», с начала 90-х, и знакомила нас Ира Белоусова – наша друг типа друг. А Стуликова, оказавшегося с другой стороны, я вообще ни разу в жизни не видел.




3. Про Ройзмана

Тут, наоборот, самое сложное.

У меня крайне непростое отношение к движению Евгения Вадимовича.
Я убежден, что, если бы прокуратура по команде губернатора Росселя не развалила милицию в конце 90-х, то Фонд «Город без наркотиков» в сегодняшнем виде – с фактическим участием в оперативно-розыскных мероприятиях, периодическими нарушениями закона в ходе этих мероприятий – просто не нашел бы себе места в этом городе.
Помните, с каким умилением воспринимался народом лозунг фондовцев «Увидел барыгу – сломай ему ногу»? Или эпатажные разрушения цыганских дворцов? А мы ведь тоже не целовали наркоторговцев в зад. И двери мы им выносили, и в окна влетали, в том числе на таких этажах, до которых сейчас только «Сова» добирается, и то со страховкой. Да и, честно говоря, если возникали законные основания – никогда не стеснялись чего-нибудь поломать. Но при этом мы всегда все честно оформляли, никогда ничего не подбрасывали, и оценивали ситуацию не по внутреннему убеждению, основанному на пролетарско-уралмашевском правосознании, а с точки зрения наличия-отсутствия объективных доказательств. Правда, точно также мы обращались и с любым другим преступным элементом – квартирниками, угонщиками, разбойниками и прочими. Так что, если бы нас не поубирали, возможно, город был бы значительно чище.
Но история не терпит сослагательного наклонения – Россель и прокурорские подхалимы развалили профессиональный костяк милиции, у оставшихся отбили желание работать так, как мы работали, и насадили в образовавшийся вакуум людей, имевших конфликты с законом, не имеющих специальных знаний и подготовки - Фонд ГБН. Но при этом искренне желающих искоренить наркоманию.

Хорошо это или плохо – не имеет никакого значения – это произошло. И сейчас единственное спасение для наркоманов и их родителей – Фонд. Единственная сила, которой реально боятся цыгане, таджики и другие представители зачастую оптовых национальностей – Фонд.
Поэтому я буду помогать Фонду и Ройзману.


4. И про милицию



Я пришел в уголовный розыск, когда мне был 21 год, в 88. Опером уголовного розыска я пробегал перестройку, плавно переходящую в перестрелку. Мы прошли пик преступности начала 90-х, когда по одному только Кировскому району за ночь выхлапывали до 20 квартир, а новые маньяки появлялись чуть ли не еженедельно.
Это наша молодость, и я не могу ее предать. Поэтому я всегда защищаю сотрудников милиции, когда они ко мне обращаются, и у меня и моих адвокатов на это есть силы.
Сотрудников милиции я всегда защищаю бесплатно.
Но! Мы не брали взяток, и я не защищаю милиционеров-взяточников. Последний раз меня об этом просили неделю назад, готовы были даже платить по коммерческим расценкам – я отказался. Не возьму и другие откровенно дерьмовые ситуации. Например, если бы пришел Мирошников – я бы тоже отказался.
В свердловском гарнизоне милиции меня знают многие. Причем и рядовые сотрудники, и руководители. И многие знают, в каких случаях ко мне можно обратиться. И обращаются. Повторюсь – нам удалось спасти от уголовного преследования уже даже не один десяток сотрудников милиции (как сказал вице-президент АПСО Н.Н. Изюров после очередного оправдательного приговора по милиционеру – ну что, опять спас военного преступника))).
Но, когда ко мне приходят не через знакомых, а прибегает какой-нибудь идиот, укравший на обыске деньги и пойманный за руку, да еще предлагает заплатить за работу – я, безусловно, отказываюсь. Так же, как отказываюсь помогать людям, совершившим подлость. Например, сравнительно недавно наш бывший товарищ спросил:
– как можно к тебе обратиться по поводу защиты начальника не помню какого райотдела?
- Уже никак – отвечаю;
- Почему?
- Андрюша, ты против нашего товарища Бураги работал? А против моего подельника Лукина интриговал? Так что твой начальник райотдела выбрал неправильный путь.
Кстати, он еще с горбатым Мильманом дружит, который тоже фигушки против меня показывал, но про это я в тот момент забыл.



Я никогда не буду работать против милиции как таковой. Против отдельных недоумков в крайнем случае – теоретически это возможно, но – если они совершат нечто запредельное. В целом конфликта с милицией я буду избегать по причинам, изложенным выше, и всегда буду стараться помочь сотрудникам УВД.

Как-то противоречиво? Ну вот как есть)


5. А теперь, собственно, про просьбы и угрозы



До того, как начались дела Ура.ру и Ройзмана, ни один из тех, кто мог бы меня попросить за эти дела не браться, ко мне не обратился. Потому что людям, которых я уважаю, наплевать на эти заказные дела. А тем, кто этими заказухами занимается, в силу незнания местных условий и людей не хватило ума посчитать, кто в них будет участвовать, и кто может попросить его, то есть меня, за это не браться.

Сейчас мне через людей, которых я слушаю, пытаются внушить все бросить.

Мне передают следующие страшилки:
А) на меня подняли старое дело. Да ради Бога, хоть три! Это мы уже проходили, даже не смешно.
Б) у моих партнеров разрушат их бизнес. Так это их бизнес, я в нем не участвую, мне реально все равно. Наша совместная адвокатская деятельность от участия в этих заказных делах только выигрывает. Причем выигрывает безусловно. Это дела такого рода, что каждый уважающий себя адвокат мечтает в них поучаствовать. Они, во-первых, имеют хорошую перспективу, во-вторых, имеют серьезный резонанс.
Поэтому аргументов отказаться от дела не существует.



Надеюсь, все объяснил. Еще раз – в этом посте у меня не было цели рассказать о себе что-нибудь хорошее (или нехорошее). Единственное, чего я хочу – чтобы люди, не понимающие ситуацию, прекратили тратить впустую мое время на выслушивание всяких стонов по поводу того, что так не надо и так не стоит. Хочется верить, что получилось.

Tags: Ройзман, Ура ру, личное
Subscribe

  • Вечер в магнатовском чате

    [23:07, 28.02.2021] Бузуева Юлия: Можно вопрос [23:07, 28.02.2021] Бузуева Юлия: Кто не спит [23:07, 28.02.2021] kolos: Это вопрос? Ну я не сплю.…

  • (no subject)

    Всякое, конечно, бывает. Подсудимые порой от суда сбегают. Потерпевшие, случается, в суд идти не хотят. Но чтобы прокурор из суда сбежал - такое у…

  • Весёлый Аэрофлот

    Стюардесса: - Уважаемые пассажиры! В случае невозможности выполнения требований о ношении масок просим немедленно информировать об этом…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 156 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Вечер в магнатовском чате

    [23:07, 28.02.2021] Бузуева Юлия: Можно вопрос [23:07, 28.02.2021] Бузуева Юлия: Кто не спит [23:07, 28.02.2021] kolos: Это вопрос? Ну я не сплю.…

  • (no subject)

    Всякое, конечно, бывает. Подсудимые порой от суда сбегают. Потерпевшие, случается, в суд идти не хотят. Но чтобы прокурор из суда сбежал - такое у…

  • Весёлый Аэрофлот

    Стюардесса: - Уважаемые пассажиры! В случае невозможности выполнения требований о ношении масок просим немедленно информировать об этом…