kolosovskiy_s (kolosovskiy_s) wrote,
kolosovskiy_s
kolosovskiy_s

рядовая история тех лет

Что-то давно ничего веселого не вспоминал. Пожалуй, освещу последнюю публикацию В.А. Воробьева из «Легенд». Ибо история была очень, на мой взгляд, забавная, но Виктор Алексеевич все веселье выкинул, зато добавил участкового Витю Каргаполова, который в принципе был, причем был вполне достойный чел, но в этой истории не участвовал.

Да, и это – правозащитники и моралисты – идите нафиг.



DSC04939
DSC04940

DSC04942

DSC04943




На самом деле началось все, почти как в книжке описано. Только вместо ножа там был пистолет, а унесли злодеи две шубы. Потом, месяц спустя, действительно потерпевшая увидела на улице одну из свих шуб, и временную шубовладелицу задержали. Ну а дальше все было совсем не так, как в книжке. Тетеньку с шубой кроткими улыбками поколоть мы не смогли. Не кроткими и не улыбками тоже (женщины вообще колются намного хуже мужчин и по совершенно другим принципам. Я на эту тему даже курсовую в Академии писал). И отправили ее на трое суток в ИВС.
В какой-то момент у дамы в камере не выдержали нервы, и она передала сестре записку – «Сходи к этим козлам, пусть вытаскивают меня отсюда». С этого места жизнь стала налаживаться.
После того, как я сунул тетке под нос ее записку, она заплакала и поведала, что шубу купила у приятеля сестры по кличке Фил. По идее, нужно было срочно подрываться в Березовский и дожимать ситуацию, потому что срок задержания истекал, а тетку отпускать было нельзя.
Но тут у нас возникли проблемы политико-бытового характера. С одной стороны, в этот день у Медведя был день рождения, поэтому половина нашей группы была у него в общаге и подорваться не могла – жены заругались бы. С другой стороны, «афганцы» в этот день перегородили железную дорогу в районе Сортировки, добиваясь ордеров в квартирах на Таганской, и как их выгнать с рельсов – никто не знал. 93 год, в органах было много воевавших, а кто не воевал – те сочувствовали. Поэтому движение поездов встало, во всех райотделах ввели план «Крепость», а весь личный состав, не задействованный в этом плане и в праздновании дня рождения Медведя, выгнали на Сортировку в оцепление.
Мне пришлось мобилизовать скрытые резервы – поймал прятавшегося в райотделе водителя следствия с машиной, снял с дежурства Диму Пометелина, отправил его на Сортировку с заданием тихонько выдернуть из оцепления Васю Петровича Соловянюка, и при этом постараться, чтобы его самого не заловили и не напялили бронежилет. По дороге меня завезли в общагу к Медведю, я сказал «привет», поел дежурного оливье, после чего с Пометелиным и Соловянюком двинулись в Березовский. И вот там началось веселье.
К сестре заявились действительно, как в книжке, с блатными ужимками – но только еще с запиской и требованием показать пальцем Фила, потому что нам с ним надо развести рамсы за передачу и вообще. Сестра дала фамилию-имя и примерный адрес - то ли Маяковского 3, то ли 4, но квартира точно 70. С такими координатами в принципе уже можно было и в адресное звонить, но для этого нужно было найти телефон, а душа просила экшена. Поэтому решили сначала проверить адрес.
Методом тыка выбрали дом 3. Дверь квартиры 70 дохленькая, внутри слышно какое-то шевеление. Поскольку мы работали по квартирному разбою под пистолетом, по тем временам можно было особо не церемониться. Да и звонка на двери я все равно не нашел, поэтому дверь просто выбил. Влетаю в квартиру, навстречу попадается какой-то тип. Втыкаю пистолет в рот, сам рот вместе с головой кладу на пол, начинаю оглядываться. Как-то не складывается ощущение бандитского притона – все бедно, но чисто, да еще на кровати сидит перепуганная девица. В общем, по ощущениям что-то не то. Как потом выяснилось, у мальчика бабушка уехала в сад, и он впервые в жизни привел девочку. Одна из немногих ситуаций, по поводу которых неудобно до сих пор – ведь первый сексуальный опыт – он очень важный, так можно было человеку и всю жизнь поломать.
Ладно, оставил Петровича контролировать обстановку, пошел искать телефон. Зашел в детский сад, позвонил в адресное. Оказалось, что искомый дом таки 4, а не 3. Возвращаюсь:
- Петрович, уходим.
- Куда уходим, он уже этот разбой рассказывает! – возмущается Вася.
В доме 4 без какого-либо экстрима задержали Филатова, у него в гостях Якименко. Двух человек колоть легко, поэтому в успехе, в принципе, никто уже не сомневался. Доехали до березовского райотдела, там Фил быстро покололся и сказал, что вторая шуба с разбоя лежит дома. Поехали обратно. По пути случилось небольшое приключение, которое до сих пор вспоминается с удовольствием.
Дорогу перегородила пьяная толпа, человек 15, пытающихся остановить машину. Поскольку багажник у нас не резиновый, водитель аккуратно их объехал, и тут кто-то пнул по крылу. Пока я сказал остановиться, пока водитель отреагировал – метров 20 проскочили.
Выходим с Пометелиным из машины, толпа радостно бежит к нам – думают, что сейчас кого-то будут бить. И ведь не насторожило придурков, что из зачуханной «копейки» выходят два типа бандитского вида в кожаных куртках и спокойно идут навстречу, а водитель, вообще не напрягаясь, просто открыл дверь, свесил ноги на улицу и уселся, как в театре.
Первые двое, вырвавшиеся вперед, синхронно получили встречный удар ногой в челюсть, а, когда рухнули, открыли остальным занятный вид на два ПМ. Толпа моментально протрезвела, легла на землю, перевоспиталась и решила впредь не ловить тачки, а ездить исключительно на трамваях. Мне эта ситуация запомнилась тем, что я прямо физически ощущал перемену коллективного сознания – только что они бегут кого-то рвать, топтать и крушить, и вдруг моментально начинают скулить – только не убивайте.
Ладно, поехали дальше. Приезжаем домой к Филу, просим жену по хорошему отдать шубу. Та начинает делать круглые глаза и предлагает обыскать квартиру. А постановления на обыск у нас нет, да и по ее поведению понятно, что шубы тоже нет. Поэтому честно объясняю, что, когда мы уезжали, у подъезда остался Петрович. Следовательно, вещи из квартиры она могла спрятать только в подъезде, так что пройдем по соседям и найдем, а тебе оно надо?
Жена плачет и ведет к соседке – Ира, отдай сумку.
- Которую? – спрашивает Ира
- Ну, которую я сейчас принесла…
- Все! – уточняю я (нам-то по разбою осталось изъять только вторую шубу, но тут явно звучит множественное число)
- Что-то здесь не то – тянет Ира, - Петя, иди сюда!
Выбегает пьяный Петя, зачем-то тянет ко мне руки, я пугаюсь, придушиваю его и аккуратно кладу на пол. После этого Ира приносит несколько сумок, набитых вещами с квартирных краж, которые верная жена попыталась заныкать после того, как мы увезли мужа. Самое обидное, что вещи там оказались краж с пятнадцати, но ни одной нашей – все березовские! Впрочем, наша шуба там тоже была.
Пришел в себя Петя, попросил представиться, я представился – не жалко.
Когда приехали в березовский райотдел забирать своих, дежурный спросил – Все понятно, парни вы крутые, но почему ты сказал мужику, что ты Александр Сергеевич Пушкин? Он уже весь телефон оборвал…



Почему эта история помнится до сих пор? – во-первых, хоть и искаженно, но в книжке описана. А во-вторых, там квинтэссенция того, как мы жили в начале 90-х – драйв, движуха, афганцы борются за свои права, мы раскрываем преступления, защищаем граждан. А сейчас за такую историю нам вкатили бы лет по 8, к бабке не ходи, даже пальцы загибать не хочу, сколько составов преступления насчитал, пока записывал.
Да, нам еще в то время зарплату месяца на четыре задерживали…
Tags: наша молодость, смешно
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments