kolosovskiy_s (kolosovskiy_s) wrote,
kolosovskiy_s
kolosovskiy_s

арест

4 августа 1997 года, 17 лет назад, меня арестовали.
Третий год нет времени нормально отписаться по этому поводу. Поэтому просто 20 минут пишу, ставлю точку и погнал дальше, днем, если будет окно, продолжу.
Дело против нас возбудили по разнарядке, в феврале 1997 года, после того, как пьяный заместитель прокурора области Туфляков попал в вытрезвитель. Тогда по всем райотделам возбудили по 2 ментовских дела, чтобы менты поняли. Мы и поняли - если прокурор подыхает в сугробе, не нужно его оттуда вытаскивать - у него особый процессуальный статус. Нужно присыпать его снежком, чтобы случайные прохожие не отвлекали от важных прокурорских дел.

Главным специализированным органом по борьбе с милицией была Верх-Исетская прокуратура. Думаю, во многом это было обусловлено тем, что милиция тогда была еще достаточно правильная - только что одолели вал преступности начала 90-х, умели работать и не брали взяток. А прокурор Верх-Исетского района Ергашев уже гонял на одном из первых в городе джипов и выстроил дачу с башнями и минаретами - собственно, после отправки добрыми людьми фотографий этой дачи в Москву он и уволился. Ну а, как известно, те, которые в погонах и на джипах, больше всего ненавидели тех, которые правильные. Но собственно про Ергашева - друга семьи Васи Федоровича - немного другая тема.
Что касается нас, то наше дело как возбудили, так и поняли, что оно неправильное. Если второе дело, возбужденное по разнарядке, благополучно ушло в суд, то наше дело прокурор Кировского района, будущий прокурор области Б.В. Кузнецов расследовать отказался. Тогдашний прокурор города Левин - тоже одиозная личность - устроил скандал, и Ергашев заявил - давайте мне, я покажу, как надо. Ну, ему и дали.
В Верх-Исетской прокуратуре тогда трудились главные специалисты по борьбе с милицией - заместитель прокурора Балдин и следователь Попов, уволенный всего год назад стараниями Ройзмана. Эти двое любили ментовские дела, поскольку сами по себе были физически недоразвиты - хотя Попов при этом перекормлен, - ну и актуализировали свои комплексы, издеваясь над сильными людьми. Сидит, скажем, перед ними ОМОНовец, вернувшийся из командировки в Чечню, а Попов ему важно - ваши боевые подвиги не дают вам права нарушать закон, так что я вас арестовываю! И чувствует себя человеком, мстит всем большим и сильным, которые его в детстве пинали.
Сценарий арестов был один - очная ставка с потерпевшим, протокол задержания и арест.
Наше дело в их прокурорских головах поначалу представлялось таким же простым. Прихожу я в июне на очную ставку с терпилой, Попов важно кладет на стол бланк протокола задержания и заявляет - сейчас у нас очная ставка и другие следственные действия.
Терпила начинает рассказывать свою историю, как мы его всю ночь били, а потом утром продиктовали явку с повинной на 5 эпизодов угонов, о которых он ничегошеньки не знал. Я говорю, что это чушь собачачья, потому что если бы мы втроем его всю ночь били, то он бы сейчас здесь не сидел. Попов не слушает, механически пишет, предлагает на подпись протокол и сучит ножками в предвкушении моего задержания. Подожди, - говорю - у меня пара вопросов к этому черту, в смысле потерпевшему, имею право, - и начинаю задавать вопросы о том. как он, такой избитый, целый день участвовал в проверке показаний и при понятых показывал, откуда он машины воровал.
Терпила краснеет, бледнеет и что-то мычит. До Попова доходит, что что-то пошло не так, он начинает орать на терпилу, почему тот раньше не сказал про проверку показаний. А как тот скажет, если он писал под диктовку адвоката по адвокатскому шаблону - всю ночь били, утром продиктовали? Никто ведь не поинтересовался. как оно было на самом деле.
Я еще издевательски советую Попову отодвинуть в сторонку бланк протокола задержания - я его рассмотрел, а ему он писать мешает, а писать сегодня придется долго, потому что у меня много вопросов.
Попов не выдерживает и бежит в коридор советоваться с Балдиным - а в коридоре сидит толпа моих парней, и в первом зрительном ряду - стокилограммовый Леха Щербаков с доброй улыбкой и пиратским шрамом поперек лица. Забегает обратно в кабинет с воплем - это ваши?!
- кто? - спрашиваю - я третий час у вас сижу, и понятия не имею, что там.
Прокурор звонит начальнику УВД - генералу Краеву, которого Россель притащил с севера и, как говорили, держал на поводке на каком-то компромате. Краев звонит начальнику РУВД - а тогда иошничал В.А. Бурага - с воплем - где весь твой уголовный розыск?
- Не знаю, - отвечает Василий Алексеевич, - они всю ночь работали, теперь отдыхают.
- Почему они все в Верх-Исетской прокуратуре?!
- Ну, не знаю, может, им там отдыхать нравится, запретить ведь я не могу...
прокурор бежит в Верх-Исетское РУВД, там пожимают плечами - а что вы от нас-то хотите?
В прокуратуре паника, потому что раньше менты, которых они сажали, такого не показывали.
На самом деле, никто не собирался с ними воевать - акция была рассчитана исключительно на слабые нервы трусливых недоумков.
И, в совокупе с результатами очной ставки, сработало - прокурята передумали меня задерживать, а на завтра назначили очную ставку с подельником Димой Лукиным.

На этом пока закругляюсь, поехал работать, если интересно - продолжу попозже или в другой раз
Tags: наша молодость
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments