kolosovskiy_s (kolosovskiy_s) wrote,
kolosovskiy_s
kolosovskiy_s

Categories:

про дураков

Как известно, большинство проблем нормальным людям создают трусы и дураки. Потому что и те, и другие не способны к разумному взаимодействию, потому что от страха или от глупости не понимают очевидных вещей, совершают импульсивные поступки и не слышат никаких аргументов.
Юриспруденция – не исключение. Правда, здесь большинство проблем создают именно дураки (ибо в юриспруденции чтобы чего-то бояться, надо еще чего-то понимать, что само по себе присуще далеко не каждому юристу). Что до ослов в профессии, то они в силу убогого интеллекта ничего не слышат, не способны здраво оценить ситуацию и не понимают, когда с ними говорят честно, а когда – серьезно. Навскидку вспоминаются три глупые истории.

История первая.
Девять лет назад враги пытались лишить меня статуса адвоката.
Дело было так.
Один человек, которому я не мог отказать в этой просьбе, попросил спасти другого, которого все адвокаты в городе защищать отказались, ибо наш нынешний мэр создал вокруг него выжженную землю, на которую было страшно заходить. Ну, поскольку я боюсь только энцефалитных клещей, я туда залез и человека спас.
И после того, как все закончилось, этот спасенный урод попытался вымогать деньги у близкого мне человека. А вымогать он пытался на пару с одним адвокатом, который в трудную минуту, продолжавшуюся три года, спрятался в кусты, а, когда пришло время пилить дивиденды, вдруг оказался первым у раздачи. Ну и в довершение картины – по той информации, которая была у меня, деньги должны были пройти по цепочке к некоему Попову из прокуратуры области, который в свое время облажался с расследованием дела в отношении меня, но зато написал рапорт, что до смерти меня боится, и на основании этого рапорта прокурор Ергашев сдуру меня арестовал. Сразу оговорюсь – доказать я ничего не смог, и только Ройзман 9 лет спустя добился его увольнения из прокуратуры, за что я в долгу перед Евгением.
Я был вынужден спасать картину мира, восстанавливать социальную справедливость и отправлять спасенного товарища туда, откуда я же его и вытащил. В результате товарищ утонул в жерновах правосудия, а в отношении его друга-адвоката в телевизоре появился аудиоматериал с веселыми комментариями наших самых веселых телевизионных комментаторов.
Чтобы больше туда не возвращаться, самым большим дураком в этой истории оказался бывший спасенный. Во-первых, просто потому, что забыл добро ради паршивых 200 тысяч. А, во-вторых, потому, что, когда я к нему пришел, и предложил ему вариант – он честно рассказывает на следствии все, как есть, я минимизирую последствия и он получает 2 года, возможно, даже условно - он отказался и опять вступил в коалицию с адвокатом, который уже довел его до того места, где мы общались. В результате он получил максимальный срок, который был возможен в той ситуации – 4,5 года лишения свободы, и наш будущий мэр проследил, чтобы этот срок он отбыл от звонка до звонка, без всяких УДО.
Что же непосредственно касалось меня, то обиженный телевизором адвокат, назовем его Александр (я обещал эту историю про него персонально не рассказывать, поэтому имя изменил), сочинил на меня три жалобы в Адвокатскую Палату. А Совет палаты на тот момент был ко мне очень нехорошо настроен. Признаю, что, поскольку ситуация касалось меня лично, а, по известному принципу, самому себя защищать не следует, поскольку в личной ситуации человек необъективен и неадекватен, я в какой-то мере перегнул палку в некоторых вещах, и потому не был уверен в положительном для себя исходе. Поэтому я встретился с Александром и предложил ему подвести черту и обнулить ситуацию, потому что в этой битве победителей не будет.
И тут он начал ныть – меня же в телевизоре взяточником назвали…
- и что, - спрашиваю, - так ведь все и было?
- Ну, об этом мы не будем, как все было. А вот в телевизоре меня…
- Ну и что дальше-то?
- Вот, меня так назвали, мне так было неприятно…
- Ты денег, что ли, хочешь?
- Ну, меня так нехорошо назвали…
- Так вот, - говорю, - уродец, денег я тебе не дам. И не потому, что у меня их нет, а просто потому, что я тебе их не дам.

Ну и началась война. Чтобы доказать, что Александр в своих жалобах в палату написал чушь, я подал иск. Александр спрятался, суд вынес заочное решение в мою пользу. Тогда он нашелся, заочное решение отменилось, мы продолжили рассмотрение дела.
Весь это процесс затянулся. Совет палаты успел принять решение о прекращении моего статуса адвоката, Кировский суд – решение о моем восстановлении, а наш суд с Александром все продолжался. После отмены решения Совета Палаты смысл в этом иске уже отпал, но не отказываться же?
В конце концов ответчик исчерпал весь инструментарий затягивания, и мы вышли на финишную прямую. И тут мудрая женщина, судья Проняева, говорит – вы же коллеги, неужели не в состоянии договориться? Идите в коридор и договаривайтесь!
Вышли.
- Ну, извини, что так вышло … - ноет ответчик.
- значит, так, Сашенька - говорю – помнишь наш разговор полгода назад? Когда я тебе сказал, что денег тебе не дам? Так вот ты мне деньги заплатишь. И не потому, что они мне нужны, а потому, что ты их заплатишь.
И он заплатил.

А если бы на полгода раньше услышал, что ему говорят - и лицо сохранил бы, и деньги, да еще и товарищу помог, которого устряпал на 4 с половиной года.

История вторая.
Ну, тут конченый дебил - Вася Федорович.
На тему его общеизвестного идиотизма рассуждать не буду.
А вспомнил его вот почему.
Первая волна популярности пришла к Васе, когда он чуть не посадил в тюрьму профессора консерватории Белоглазова (если кто не в теме – напоминаю начало - http://viper-ns.livejournal.com/52886.html ) . Ну, насчет посадил я, наверное, преувеличил. Но 306 мы делать не стали только потому, что пожалели дедушку – пусть себе дальше в кожаных штанах на пианине играет.
Но был там такой малоизвестный эпизод. За пару недель до оправдательного приговора у меня через случайно возникшего общего знакомого образовался с Васей диалог.
Встретились мы в кафе на предмет попытаться закончить дело миром. Я, на самом деле, в тот момент мозгами понимал, что приговор милиционеру Постникову может быть только оправдательным. Однако, поскольку умом Фемиду не понять, я никогда не отказываюсь от возможности не идти до конца. Поэтому разговор мне был интересен. Для обсуждения через знакомого я предложил тему – Белоглазов честно говорит, что был пьян и плохо помнит, мы просим вернуть дело прокурору, они нас поддерживают, дело при таком раскладе суд возвращает, и оно тихо умирает.
У нас не будет громкой виктории, у них не будет публичной пощечины.
Напоминаю, в тот момент я по всем признакам понимал, что должен быть оправдательный приговор. Но рисковать не хотел.
Однако при встрече Вася меня поразил – сразу после «здрасьте» озвучил свою концепцию – мы платим им 50 т.р. за лечение, извиняемся в суде за содеянное, они просят нас строго не наказывать, и при таком раскладе мы получаем условное наказание.
- допиваем свой кофе, и спокойно расходимся – ответил я, от изумления даже не уточнив, от тупости или от жадности лечились они с профессором.
Через две недели нас оправдали, а Васю с профессором вся прогрессивная общественность объявила группой брехливых идиотов.
А, если бы Вася меня послушал – сохранил бы лицо. Как минимум на год, пока не влетел на тупейшем убийстве.

История третья
Почему я, собственно, все это вспомнил?
В этом году мы, как обычно, участвовали в нескольких скандально-дурацких историях.
В одной из них Афанасьева оказалась знакома с юристом противоположной стороны.
Три месяца назад она с ним случайно встретилась, и, пользуясь случайностью, предложила нехитрую дилемму:
- у нас ситуация тяжелая, но вы-то уже потеряли все, что хотели сохранить, и с каждым днем теряете то, что изначально терять не думали. Давайте остановимся и не будем усугублять, тем более, что изначально по жизни вы не правы.
Юрист выслушал и исчез.

Месяц назад нашелся – а можете нам за то, чтобы мы со своей стороны остановились, вернуть все обратно. Или хотя бы денег дать?
Вернуть, говорю, уже невозможно, но, если все закончится благополучно, тебе лично, юрист, за содействие немного денег, так и быть, дадим.
На момент разговора ситуация уже вступила в стадию стабилизации, и этот разговор был не очень и нужен, но, поскольку, когда дело касается юриспруденции, никогда нельзя быть ни в чем уверенным, я по-прежнему был склонен к компромиссу.
Юрист опять потерялся.
А ситуация все стабилизируется, и пару дней назад я понял – ситуация стабилизировалась настолько, что, если этот потеряшка сегодня опять всплывет – я ему не то, что каких-то денег – я ему руки не подам.

Потому что от дураков нужно держаться как можно дальше. Чего и вам советую.

P.S. А хуже дурака - только жадный дурак
Tags: Федорович, дураки, личное
Subscribe

  • (no subject)

    по доброй традиции после выигранного процесса фотографируемся на нашем месте в фойе областного суда

  • Противоречивые ощущения

    Вспомнилось давнее. Бывший судья, а ныне адвокат Н., обсуждает перспективы одного совместного дела. Общий смысл - суд все равно нас не услышит. Я -…

  • Москва возвращается

    год назад писал, что Медведев в период своего президентства фактически угробил единую судбеную систему в России, введя изменения в УПК…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 78 comments

  • (no subject)

    по доброй традиции после выигранного процесса фотографируемся на нашем месте в фойе областного суда

  • Противоречивые ощущения

    Вспомнилось давнее. Бывший судья, а ныне адвокат Н., обсуждает перспективы одного совместного дела. Общий смысл - суд все равно нас не услышит. Я -…

  • Москва возвращается

    год назад писал, что Медведев в период своего президентства фактически угробил единую судбеную систему в России, введя изменения в УПК…