kolosovskiy_s (kolosovskiy_s) wrote,
kolosovskiy_s
kolosovskiy_s

«Следаки» ускоряясь тормозят и тормозя ускоряются, а также кто у Сандакова «крыша»?

Как и предполагалось, следователь 4 СУ ГСУ СК РФ Монин, который вступил в дело пару недель назад и ничего не знает о деле, доказательствах, свидетелях, и который вдруг стал главным в расследовании по обвинению Сандакова в мошенничестве и хакерстве, подал ходатайство в Советский районный суд города Челябинска об ограничении сроков ознакомления с материалами уголовного дела. Сегодня (22 июля 20016 года) в 10.00 состоится рассмотрение этого ходатайства. Вообще интересная ситуация – следственную группу возглавляет следователь Белых – вроде производит впечатление приличного человека, однако мелкими пакостями почему-то занимается Монин. Впрочем, последний и раньше был замечен в разного рода неблагоприятных телодвижениях – например, в защите ныне арестованного Обухова от честных милиционеров.
Возвращаясь к Сандакову. Мало того, что интересы Сандакова и законность расследования руководство 4 СУ ГСУ СК РФ уже давно не интересуют, так они еще пытаются в начале августа «вытолкать» это «дело» в суд. Следователь просит ограничить срок ознакомления 27-м июля, плюс 10 дней прокурорских и, теоретически, дело может быть в суде уже 9-10 августа - примерно за месяц до выборов депутатов Государственной Думы РФ 2016 года. Дело, в котором, по указанию Ахримеева и Ибиева, следователем Бедериным и сотрудниками УФСБ по Челябинской области сфабрикованы материалы, ставящие под сомнение легитимность выборов в Челябинской области 2011-2014 годов.
Ходатайство об установлении срока ознакомления совершенно незаконно, и его подача следствию нужна только для того (если, конечно, исключить, что следователи работают на внешних врагов и пытаются дискредитировать российскую власть накануне важных выборов), чтобы воспрепятствовать объединению двух сфабрикованных уголовных дел. Искусственно создается ситуация, при которой дела находились бы на разных стадиях уголовного процесса: одно – в суде; другое – у следователя. Иной возможности не объединить дела, находящиеся в одной подведомственности, с одним и тем же обвиняемым, похожей географией расследования и т.п., просто нет.
Наличие двух несоединенных уголовных дел нарушает право на защиту и дает возможность для спекуляций в судах и публичном поле. Мол, вы не смотрите, что это дело пустое и бездоказательное, ТАМ у него второе еще дело есть – т.е. СК пытается вытянуть самого себя за волосы по примеру известного персонажа. И это говорит о том, что кроме воздуха, на руках у следствия нет ничего.
Ибо, если уверены в обвинениях, почему боятся объединения дел и открытого судебного процесса? Ответ всем, даже следователям и их «крышам», очевиден! Сандаков не виновен, а главными задачами уголовного преследования были: устранить Сандакова от политического управления и под давлением получить ложные показания на Цыбко. Сфабрикованное дело против сенатора началось сыпаться в конце 2014 года, «старшие товарищи» логично стали задавать вопросы о виновных в этой афере, подставивших руководство Совета Федерации, Генеральной прокуратуры, СК и ФСБ. Все понимают, что «герои» одни и те же: руководства 4 управления СК и челябинского УФСБ.
Само ходатайство об ограничении срока ознакомления абсурдно и с точки зрения юридической грамотности, и с точки зрения элементарной логики. Ознакомив Сандакова всего с 5,5 томами уголовного дела из 47, а адвоката с одним томом, следователь, сам создавая препятствия для ознакомления и не указывая на свою фактическую занятость в других уголовных делах, через 8 рабочих дней после начала ознакомления подает вышеуказанное ходатайство. Следователь Монин отказался от договоренностей о процедуре ознакомления, согласованной с руководителем следственной группы Белых, который, кстати, вдруг перестал отвечать на телефонные звонки, не давая возможности прояснить ситуацию.
Сандаков, предполагая такое развитие событий, строго выполняет предложенный следователем график в ущерб даже лечению заболеваний, приобретенных за год нахождения в СИЗО (из-за ознакомления дважды отменял приемы у врачей), и в ущерб защите по второму уголовному делу (из-за ознакомления не сумел качественно подготовиться к продлению домашнего ареста).
Ну и, следователи 4 управления продолжают дело Бедерина – врать, «палиться» на лжи, и снова врать. Так, год назад следователь Бедерин и его начальник Ибиев обещали Сандакову освобождение в обмен на некие показания – даже не признательные, а просто какие-нибудь – потому что без показаний у них было все совсем плохо, и отказ от меня. Сандаков соглашается, потому что не научен еще, что слово следователя 4 управления – это именно слово следователя 4 управления, а не слово мужчины – выполняет свои обязательства – и в результате проводит в СИЗО еще полгода.
Сейчас история повторяется. Руководитель следственной группы Белых предлагает Сандакову найти адвоката в Екатеринбурге, потому что я сейчас мотаюсь между городами, и спокойно знакомиться с делом в Челябинске, пока адвокат знакомится в Екатеринбурге. Сандаков соглашается, в результате следователь Монин заявляет, что руководитель группы Белых никто, его слово – ничто, а он, Монин, требует, чтобы адвокат ежедневно находился в Челябинске. То есть ситуация выглядит, как откровенное вредительство.
Мы пишем письмо Ибиеву с просьбой разъяснить, кто у них там, в конце концов, решает и отвечает. Никакого ответа нам не приходит. Вернее, вместо ответа следователь Монин обращается в суд с ходатайством об установлении срока.
«Независимый» от следователей и оперативников потерпевший Тарасов от ознакомления с материалами дела отказался! Очень сильно торопятся товарищи! Хоть бы для видимости сказали ему 3-4 часа дело полистать и какой-никакой график ознакомления составили… А то как-то совсем тупо.
Зато расследование второго дела Сандакова (Калугин) умышленно затягивается, никаких реальных следственных действий по нему не проводится. Более того, следователь Волков вообще ушел в отпуск, отдав дело для ИБД младшему коллеге.
Подаваемые нами жалобы на действия следователей либо остаются без ответа, либо ответы ограничиваются отписками. Покровительство незаконных действий следователей со стороны руководства СК, и низкий уровень процессуального контроля, позволяют безнаказанно нарушать закон, незаконно преследовать и лишать свободы… или не лишать… на выгодных для следствия условиях, как в случае с подручными Шакро или теми же Тарасовым - Калугиным. Это системная проблема всего СК. Похоже, это стало понятно уже и высшему руководству страны.
История в тему. Однажды, полгода назад, в следственном боксе СИЗО-7 г. Челябинска, Сандаков спрашивает у Бедерина: «Игорь Юрьевич, неужели Вы не боитесь, что вас посадят за мое незаконное преследование и лишение свободы, за фабрикацию дела в отношении челябинских милиционеров, за сокрытие преступлений группы Килиевича и прочие должностные художества?». На что ему Бедерин отвечает, что арестовывает Сандакова не он, а суд. После чего, ухмыляясь, добавляет, что в его практике нет отказов суда в аресте. А возбудить уголовное дело против него может только один человек, намекая на Бастрыкина, и он этого никогда не сделает.
Бедерин вообще любит рассказывать про поддержку Ибиева в Москве. Интересно, изменилось ли его отношение к жизни после недавних событий в этой самой Москве?
P.S. Позавчера, во время рассмотрения в Центральном суде ходатайства следователя о продлении срока домашнего ареста, прозвучала информация, на которую СМИ не обратили внимания, а информация очень забавная. Обосновывая необходимость домашнего ареста, следователь среди прочей кочующей из суда в суд выдуманной аргументации (паспорт заграничный, угрозы Тарасову, превышение скорости три раза, и прочее), указал на наличие у Сандакова связей в правоохранительных органах и, следовательно, возможностей влиять на расследование уголовного дела. Цинизм ситуации в том, что вышеуказанное утверждение основано на допросе (проведенном следователем Бедериным) одного из функционеров спортивного общества «Динамо», который показал, что Сандаков, через президиум общества имеет связи с начальником УФСБ Ахримеевым и руководителем СУ СК РФ по ЧО Чернятьевым! Забавно, не правда ли? Первый – инициировал незаконное уголовное преследование, второй – руководит подразделением СК, расследующим одно из сфабрикованных дел, а на самом деле, по версии следователя Бедерина… они «крышуют» Сандакова(!). Допрос этот нужен был в первом деле для того, чтобы обосновать, почему расследованием занимается 4 СУ, а не местное СУ СК. Возбуждая второе дело, об этом аргументе «забыли», а теперь, по необходимости, опять вспомнили.
Николай Дмитриевич позавчера сказал об этом в суде. На что я запоздало заметил, что зря он это сделал в присутствии следователя – потому что теперь следствие точно обоснует наличие у него связей в правоохранительных органах. Допросят Ахримеева – есть ли у вас связь с Сандаковым, которой он может воспользоваться для воспрепятствования производству по делу?
- Есть у меня с ним связь, - ответит генерал, - вах, какая связь! Никак его нельзя при такой связи выпускать из-под домашнего ареста, потому что он обязательно ей воспользуется!

Tags: Сандаков
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments