kolosovskiy_s (kolosovskiy_s) wrote,
kolosovskiy_s
kolosovskiy_s

Вести с полей.

В свете последних событий в Свердловской области это дело, как мне кажется, становится еще интереснее, потому что то, что делает 4 управление ГСУ СК по другому делу, полностью повторяет уже пройденный нами путь. Вплоть до помещения в СИЗО № 7.
Во вторник, 10 мая 2016 года, мною подано ходатайство Председателю Следственного комитета Росиии А.И.Бастрыкину об объединении двух уголовных дел, возбужденных по инициативе УФСБ по Челябинской области против Н.Сандакова и расследуемых разными структурными подразделениями Следственного комитета России: 4-м следственным управлением ГСУ СК РФ (с дислокацией в г. Екатеринбурге) и Челябинским областным следственным управлением СК РФ.
Формально дела в отношении одного лица могут быть соединены в одном производстве. Фактически же раздельное расследование двух уголовных дел, с учетом того, что в одном и в другом деле один обвиняемый, схожие инкриминируемые составы и общая подведомственность, является грубым нарушением права на защиту. Следственные действия по обоим уголовным делам ведутся в Челябинске; оперативное сопровождение по обоим делам осуществляется одними и теми же сотрудниками УФСБ по Челябинской области; ключевые свидетели обвинения, и в первом и во втором случае, дали показания на Н.Сандакова, находясь в одном и том же СИЗО-7 ФСИН России, расположенном во внутреннем дворе здания УФСБ по Челябинской области; по похожей схеме, Е.Тарасов и И.Калугин получили преференции при расследовании собственных уголовных дел и «прощение» других преступлений. С оперативным сопровождением вообще доходит до маразма – в 2015 году у Сандакова дома проводится обыск с участием сотрудников ФСБ, следователь по их настоянию изымает определенные документы. Потом возвращает. Проходит год – новый следователь, однако те же сотрудники ФСБ, опять обыск в том же доме. И изымают те же самые документы. Получается какое-то дежа-вю.
Основная причина, по которой дела пока не объединены, - желание хоть как-то подкрепить обвинение. Когда два дела ведутся независимо друг от друга, всегда можно, скрывая недостаток аргументов и надуманность обвинений, сказать – да он же преступник, там на него есть еще одно дело! Ну и, вероятно, присутствует нежелание одних следователей заниматься «геморроем», сляпанным другими следователями, в случае, если дела будут объединены и переданы для расследования одному подразделению СК РФ. Никто, конечно, в этом не признается, однако я сам видел, как ухмыляются сотрудники Челябинского СК, когда слышат фамилию следователя Бедерина, лепившего первое дело.
Мы настаиваем на невиновности Николая Сандакова. Ознакомившись с представленными в суд материалами по первому уголовному делу, и наблюдая тактику следствия по второму, нам совершенно очевидно, что следствие необъективно и предвзято, достоверных доказательств вины Сандакова нет и, наоборот, обстоятельств, свидетельствующих о том, что и Е.Тарасов и И.Калугин оговорили нашего подзащитного, более чем достаточно. В ближайшее время нами будет подано развернутое ходатайство (оно очень объемное, поэтому требует значительного времени для проработки) о прекращении уголовного преследования в связи с отсутствием события преступления. Это единственно законное решение, которое может принять следствие и сохранить лицо правоохранительной системе, репутация которой значительно подмочена деятельностью отдельных ее представителей. Очень надеемся на здравую позицию руководства Следственного комитета РФ».
С полиграфом интересная история. Почему-то СК-шное следствие желает проводить его исключительно у своего штатного сотрудника. А штатным СК-шным полиграфологам верить, по моему убеждению, нельзя от слова абсолютно. Года три назад я поинтересовался у людей, работающих в этой теме, мнением про полиграфолога СУ СК по Свердловской области Шуклина. Сказали – честный парень. В результате мы согласились на его исследование – получили полный бред, чисто отработка хотелок следователя без оглядки на реальность. После этого еще по трем или четырем делам наблюдал то же самое. Допустим, в деле Сандакова Шуклин доисследовался до того, что Сандакова зовут, кажется. Владимир, не помню точно. Но точно не Николай.
Поэтому мы заявили об отводе полиграфолога Челябинского СУ СК, тем более, что формально он действительно прямо подлежит отводу, поскольку находится в служебной зависимости от стороны по делу – руководителя следственного органа. Следствие выкручивается, как может, не желая отправить того же Калугина на исследование независимого специалиста. С этим мы ничего сделать не можем, однако в ближайшее время проведем альтернативное ПФИ Сандакова и некоторых свидетелей из числа добровольцев по первому и второму уголовному делу. А вообще, по моему глубочайшему убеждению, весь этот полиграф – подобие хиромантии, пригодное исключительно для оперативных целей – когда важна любая информация, но никак не для суда. Однако Сандаков настаивает на том, что он желает это исследование пройти.
Вчера заявили ходатайство об истребовании всех фонограмм телефонных и аудио- прослушек, относящихся к первому и второму делам, имеющихся в распоряжении УФСБ по Челябинской области. Это, на самом деле, важнее полиграфа. Опыт показывает, что скрывая истинную картину событий, сотрудники ФСБ передают следователю лишь часть прослушек, вырванных из контекста, однобокого содержания, а следователь потом еще раз нарезает этот контекст, как ему видится. В результате получается не информация, а обвинительный дистиллят. Мы же настаиваем на том, что преступлений не совершали, и готовы разбираться. Если за Сандаковым в течение нескольких лет велось наблюдение, включая прослушивание его разговоров - давайте возьмем полные результаты, посмотрим и составим объективную картину. Нам скрывать нечего.
Tags: Сандаков, челябинск
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 23 comments